По дороге к источнику …

Январь 2013. Как продлить жизнь. Энергия и сон.

Вот часы. Вам известно, что есть часы разных марок. На моих часах главная пружина рассчитана на двадцать четыре часа; через двадцать четыре часа они перестают работать. Часы других марок могут идти неделю, месяц, может быть, даже год.

Но механизм завода всегда рассчитан на определенное время — и остается таким, каким его сделал часовой мастер.

Часы имеют регулятор скорости; если привести его в действие, часы пойдут медленнее или быстрее. Если совсем убрать его, главная пружина очень быстро раскрутится, и завод, рассчитанный на двадцать четыре часа, израсходуется за три-четыре минуты. И наоборот, часы могут идти неделю или месяц, хотя система их хода рассчитана на двадцать четыре часа.

Люди подобны часам. Наша система уже установлена, у каждого человека свои пружины. При разной наследственности бывают разные системы организма. Например, у одного человека система рассчитана на семьдесят лет. Когда главная пружина раскрутилась, жизнь подходит к концу. У другого механизм рассчитан на сто лет; похоже, что его изготовил другой мастер.

Таким образом, каждый человек имеет свое время жизни, и мы не можем изменить свою систему. Каждый человек остается таким, каким он сделан, и длительность нашей жизни изменить нельзя; пружина раскручивается, мне приходит конец. У некоторых людей пружина может раскручиваться всего одну неделю. Длительность жизни предопределена при рождении, и если мы думаем, что можем что-то здесь изменить, это чистое воображение. Чтобы это удалось, пришлось бы изменить все — наследственность, своего отца, даже свою бабушку! Для такой операции время уже слишком позднее.

Наш механизм нельзя изменить искусственно, и все же возможность жить дольше есть. Можно заставить главную пружину раскручиваться вместо двадцати четырех часов целую неделю. Или устроить наоборот: система рассчитана на пятьдесят лет, а сделать так, чтобы главная пружина раскрутилась за пять или шесть лет.

У каждого человека есть такая главная пружина — это наш механизм. Раскручивание этой пружины — наши впечатления и ассоциации.

Пружин несколько – их столько же, сколько имеется центров. Например, ум — это пружина; наши умственные ассоциации имеют определенную длину; мышление напоминает раскручивание катушки ниток. Нить на каждой катушке имеет определенную длину. Когда я думаю, нить разматывается; в моей катушке пятьдесят метров нити, а в его — сто. Сегодня я истратил пять метров, завтра — два, столько же послезавтра; и когда пятьдесят метров подходят к концу, подходит к концу и моя жизнь. Длину нити изменить нельзя.

Но точно так же, как можно за десять минут раскрутить главную пружину, заведенную на двадцать четыре часа, можно очень быстро истратить и самую жизнь. Единственная разница в том, что в часах обычно одна пружина, а у человека их несколько. Каждому центру соответствует пружина определенной длины.

Когда раскрутилась одна пружина, человек может продолжать жить. Когда, например, умственный центр раскручивается быстрее других -изживает себя, истрачивает всю энергию, возникает, к примеру, болезнь Альцгеймера, когда тело функционирует, эмоции присутствуют, а ум – уже нет. Когда мышление рассчитано на 70 лет, а чувства растрачиваются за 40 – человек живет остаток жизни без чувств. Если выработалось физическое тело, а умственный центр использовался не так активно, человек в полном уме остается доживать до положенного ему возраста без сил, прикованным к постели.

Но раскручивание пружин можно ускорить или замедлить. Здесь нельзя ничего выработать; единственное, что остается — это экономить.

Время пропорционально потоку ассоциаций; оно относительно. Чем более вы сосредоточены, тем быстрее идет время. Час может пройти незаметно, потому что когда вы сосредоточены, у вас очень мало ассоциаций, мало мыслей, мало чувств; и время кажется коротким.

Время субъективно; оно измеряется ассоциациями. Когда вы сидите не сосредоточившись, время кажется долгим. Вне нас времени нет, время существует для нас только как внутреннее переживание.

Ассоциации продолжаются в других центрах так же, как и в мыслительном центре.

Секрет продления жизни зависит от способности расходовать энергию наших центров медленно и только преднамеренно. Научитесь мыслить сознательно, это приводит к экономному расходованию энергии. Не спите.

Необходимы упражнения – для прерывания бесконечных мыслей, для слежения за своими эмоциями, для ухаживания за телом. Другими словами, необходима экономия энергии центров.

Это путь монаха – минимум впечатлений, минимум еды, мысли – только о Боге. Из наставлений Серафима Саровского: «Проходящий путь сей не должен внимать посторонним слухам, от которых голова может быть наполнена праздными и суетными помыслами и воспоминаниями; но должен быть внимателен к себе…не обращаться на чужие дела, не мыслить и не говорить о них». «Человек по телу подобен зажженной свече. Свеча должна сгореть, и человек должен умереть».

За каждые двадцать четыре часа наш организм вырабатывает определенное количество энергии для своего существования. Это количество гораздо больше, чем требуется для нормального расходования, но, поскольку наша жизнь неправильна, мы расходуем большую ее часть, а иногда и всю энергию целиком — и расходуем непроизводительно.

Один из главных факторов потребления энергии — это наши ненужные движения, совершающиеся в повседневной жизни. Большая часть этой энергии тратится как раз тогда, когда мы совершаем менее активные движения. Например, сколько энергии расходует человек за день, целиком отданный физической работе? Много. Однако он истратит ее гораздо больше, если будет сидеть и ничего не делать. Наши крупные мускулы потребляют меньше энергии, потому что они менее приспособлены к реагированию на импульсы: их можно привести в движение только при помощи значительной силы.

Каждое движение, каждое напряжение, значительное или незначительное, возможно только благодаря трате энергии.

Напряжение требует энергии. Если напряжение отсутствует, расходуется меньше энергии. Если человек страдает от хронического напряжения, то, даже если он ничего не делает, допустим, просто лежит, он расходует больше энергии, чем тот, кто тратит целый день на физическую работу.

Энергия, которую так мы быстро, без необходимости, непроизвольно тратим, — эта самая энергия нужна нам для внутренней работы.

Единственный выход, единственный метод, единственный возможный способ — экономить ту энергию, которую мы имеем. Поэтому, если мы хотим иметь много энергии, когда она нам потребуется, мы должны научиться экономить всюду, где только можно.

Один из главных источников утечки энергии — наше непроизвольное напряжение.

Сон человека — не что иное, как разрыв связи между центрами. Центры человека никогда не спят. Поскольку ассоциации составляют их жизнь, их движение, они никогда не прекращаются, никогда не останавливаются. Остановка ассоциаций означает смерть. Движение ассоциаций не прекращается ни в одном центре, ни на одно мгновенье; оно протекает даже во время глубочайшего сна.

Если человек в состоянии бодрствования видит, слышит, чувствует свои мысли, то и в состоянии полусна он также видит, слышит, чувствует свои мысли и называет это состояние сном. Даже когда он думает, что абсолютно перестал что-либо видеть или слышать — и тоже называет это состояние сном, — даже тогда движение ассоциаций продолжается.

Единственная разница здесь — в силе связей между одним и другим центром.

Память, внимание, наблюдение — это не более, чем наблюдение одного центра за другим. Так называемый сон предназначен не для того, чтобы дать центрам отдых. Действительно глубокий сон, полный отдых для машины — это такой сон, когда прекращаются функции всех связей, всех звеньев.

Глубокий сон — такое состояние, когда мы не видим никаких сновидений и ничего не ощущаем. Если люди видят сны, это значит, что одна из связей осталась нетронутой. Когда вы видите и помните то, что происходит внутри вас, это значит, что один центр наблюдает за другим. И если он способен наблюдать, значит, существует нечто, позволяющее производить такое наблюдение, т.е. связь не прервана.

Если машина находится в полном порядке, ей требуется совсем немного времени для сна. То, что мы называем «сном», когда спим от семи до десяти часов или Бог знает сколько, — это не сон. Большая часть этого времени тратится не на сон, а на переходные состояния, на ненужное состояние полусна. Некоторым людям требуется несколько часов, чтобы заснуть, а потом несколько часов, чтобы прийти в себя. Если бы мы засыпали немедленно и так же быстро переходили от сна к бодрствованию, мы тратили бы на этот переход треть или четверть того времени, которое тратим сейчас. Но мы не знаем, как самим прервать эти связи; и у нас они прерываются и восстанавливаются механически.

Эта механичность имеет несколько причин. Одна из них — состояние хронического напряжения, о котором мы говорили вначале и которое является фактором утечки нашей резервной энергии. Как видите, освобождение от хронического напряжения служит двойной цели: во-первых, мы сохраним больше энергии; во-вторых, избавимся от бесполезного лежания в ожидании сна.

Необходимо любой ценой научиться избегать напряженности, когда в ней нет нужды. Когда вы сидите и ничего не делаете, пусть ваше тело спит. Когда вы спите, делайте это таким образом, чтобы спало все ваше существо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *