По дороге к источнику …

Февраль 2013. Внутреннее и внешнее. Кинотеатр и банановая кожура.

Гурджиев об освобождении и критическом наблюдении:

Если вы хотите услышать что-то новое, вы должны и слушать по-новому. Если вы начнете интересоваться всем новым и будете запоминать новое при помощи новых методов, вы приобретете большую свободу в жизни.

Когда мысль уже налицо, постарайтесь чувствовать; когда вы что-то чувствуете, попытайтесь направить мысли на это чувство.

Слова Гурджиева позволили как-то по-новому взглянуть и прочувствовать уже раз слышанное из разговора Саи Бабы с учениками – о том, что представляет из себя мир внешний и внутренний.

Свами: Заставлять спрашивающего самого отвечать на вопросы — это древний метод обучения. Когда те, кто спрашивают, сами отвечают, они более ясно поймут предмет. Расскажи мне все, что ты ощущаешь и познаешь всеми органами чувств — глазами, ушами и так далее.

Бхакта: Земля, небо, вода, солнце, луна, ветер, огонь, звезды, сумерки, горы, холмы, деревья, реки, женщины, мужчины, дети, старики, животные, птицы, холод, тепло, счастье, несчастье, рыбы, насекомые, болезнь… и еще много подобного этому.

Свами: Ты видел это только сегодня? Существовало ли это вчера? Будет ли существовать завтра?

Бхакта: Кто знает, сколько все это будет существовать и с какого времени существует?

Свами: У внешнего мира нет начала. Но если существует «внешнее», должно существовать также и «внутреннее», не так ли? Ну, ты ведь смотрел кинофильмы? Что ты видел? Расскажи мне.

Бхакта: Я видел много великолепных фильмов, так много проявлений радости и огорчений.

Свами: Ты говоришь «я видел». Экран — это одно, фильм — другое. Ты видел и то, и другое одновременно?

Бхакта: Разве это возможно? Когда смотришь фильм, экран не виден; когда видишь экран — не видишь фильма.

Свами: Правильно! Экран, фильмы — они существуют постоянно?

Бхакта: Нет, экран находится на своем месте постоянно, а фильмы начинаются и заканчиваются.

Свами: Фильм накладывается на экран, или экран накладывается на фильм? Что есть основа чего?

Бхакта: Фильм накладывается на экран, поэтому для фильма экран является основой.

Свами: Точно так же и внешний мир, который подобен фильму, непостоянен, изменчив. Внутренний мир фиксирован, он не меняется. Внутреннее для внешнего является базисом, основой.

Свами: А что является природой мира внешнего? Он реален, лишь пока ты его видишь. Мир существует, лишь пока ты ощущаешь его своими чувствами. То есть то, что не ощущается в состоянии бодрствования, считается как бы несуществующим.

Бхакта: Он существует в ощущениях в состоянии бодрствования, и он не существует в состоянии глубокого сна.

Свами: Знаешь ли ты, что это именно то, что называют «майей»? Привязаться к непрочности, ничтожности, глупости мира, гнаться за ними, огорчаться, когда они выскальзывают из рук, и весело прыгать, когда их достигнешь, это майя.

Свами: Фильм идет на экране, он существует какое-то время, он есть. Кто смотрит и осознает его? Ты. Имена, образы и формы, которые проходят перед тобой и вызывают сопереживание. Даже, если ты не принимаешь их всерьез, не обманываешься ими, экран-то всегда остается на месте.

Тут вот еще что нужно заметить. Фильм проектируется на экран через узкую щель кинопроектора; если бы луч света не имел этого ограничения, экран весь был бы залит светом и изображения не было бы видно. Точно так же, если на мир смотреть через узкое окошко ума, то мир будет видеться многоцветным и многообразным. Если же свет льется сплошным потоком, и ты видишь мир сквозь атму — это будет один безграничный свет, где уже нельзя разглядеть отдельных изображений. То есть тогда все будет познано как один невидимый Брахман.

Сатья Саи Баба / Сандеха Нирварини. Разрешенные сомнения

Экхарт Толле («Сила момента Сейчас»): «Ум, ограниченный рамками времени, и предназначенный для того, чтобы с пользой служить нам, компенсирует это, провозглашая себя хозяином положения. Подобно бабочке, перелетающей с цветка на цветок, ум вовлекает нас в прошлые переживания и ощущения, или в созданные им самим «телесериалы», заранее предсказывая то, что будет».

Каждый на этом свете словно живет в своем кинотеатре и смотрит свои фильмы, и, умирая, уходит из этого мира со своим кинотеатром.

Это мой фильм, и мне никогда не понять, что и почему происходит с другим человеком в его фильме. Надо разбираться только с собой. Пока я являюсь только наблюдателем, мой мир крутится, крутятся постоянные, никчемные мысли в голове, разжигаются киношные страсти по поводу житейских мелочей и удовлетворения человеческих желаний. Только внутреннее принадлежит к неповторимой, уникальной реальности. Каждый должен иметь только одно это всеохватывающее желание — желание освобождения от внешнего (в упанишадах – от «привязанностей»). Через размышление, чувствование, смирение, медитацию, любовь.

Экхарт Толле : «Великолепие, венчающее человеческое развитие, покоится не в нашей способности рассуждать и думать, хотя именно это и отличает нас от животных. Интеллект, как и инстинкт — это лишь этап на пути. Наше исходное предназначение — соединиться со своей неотъемлемой Сутью и выражать эту экстраординарную, божественную реальность в обычном физическом мире, момент за моментом «.

Человек не должен приносить в жертву свое внутренне внешним обстоятельствам. Смысл жизни – использовать выбранные тобой обстоятельства для развития себя, говорил старец Оптинский Нектарий. Как в суфийской притче о банановом состоянии, когда тот, кто в споре – кто больше съест бананов с кожурой- начал с кожуры и не смог уже мякотью наслаждаться, так и мы, наевшись житейской суеты, уже не оставляем себе места для божественной сладости. Не вмешиваться в чужие дела, не вовлекать в свои – других, смиряться, соглашаться со всем, что приходит в течение дня – «жить по сердцу» , говорил старец Антоний. «а кто не умеет сам смиряться, того впоследствии будут смирять люди; а кого не смирят люди, того смирит Бог».

Саи Баба:

Если в твоем сердце твердо отпечаталось, что является истиной и добром, тогда их надо применять на практике. Если же ты соглашаешься, пока я говорю, что это — истина, и забудешь, когда уйдешь, тогда это слушание бесполезно. Пища предназначена для того, чтобы утолять голод, а не для того, чтобы держать ее на языке. Ведь от этого голод не утихнет. Точно так же бесполезно слушать, не выполняя услышанное.

Упование на судьбу и бездействие означают ослабление усилий. Без усилий и молитвы судьба и милость не будут достигнуты. Приложи все усилия!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *