По дороге к источнику …

11.02.2016. О Добре и Зле. К.Г.Юнг

По работе «Добро и зло в аналитической психологии»

Надо сказать, что люди всегда сталкиваются с трудностями, обсуждая эту тему. Как правило, люди могут произносить много слов о Добре и Зле, но они говорят не о самом предмете, не о сути дела, а лишь о словах, понятиях, обозначающих этот предмет. Мы так легко даем увлечь себя словами, что они замещают всю действительность. Люди говорят о добре и зле, предполагая, что их собеседник знает, что это такое. Когда кто-нибудь говорит о добре или зле, то он подразумевает именуемое им добрым или злым, то, что он ощущает как доброе или злое.

Почему у каждого из нас свое представление о Добре и Зле? Возможно, образ мира у говорящего не вполне согласуется с реальным положением дел? Человек живет в своих иллюзиях, в своем мире, поэтому объективное у него замещено внутренним, субъективным образом.

Пословица : о вкусах не спорят. Слово «вкус» предполагает «вкусить от Древа познания или нет»: кто вкусил, тот ближе к Добру, кто – нет, то ближе ко Злу, но есть Зло.

«Ибо что есть зло, как не добро, измученное собственным голодом и жаждой. Вы хороши в бесчисленных добрых делах. Но вы не несете зла и тогда, когда не творите добра. Вы просто теряете даром время и медлите». Джебран Халиль Джебран.

 

Юнг. Для того чтобы договориться по столь сложному вопросу о добре и зле, нам нужно исходить из следующего: добро и зло суть сами по себе принципы, и следует думать, что принципы эти простираются за пределы нашего существования. Говоря о добре и зле, мы ведем конкретный разговор о Сущности, глубочайшие качества которой нам в действительности неизвестны. Если нечто переживается нами как злое или греховное, то переживание это зависит от субъективного суждения, равно как мера и тяжесть греха.

К исповеднику пришел молодой человек с перекошенным от ужаса и отчаяния лицом. «Что случилось?», спросил его его исповедник. «Случилось ужасное! Я убил..» «Скольких?», переспросил исповедник.. Даже по этому диалогу видно, насколько различно воспринимают оба одно и то же положение дел, одну и ту же действительность. Каждый из нас определенное положение дел называет Злом, часто без особой уверенности, что это Зло. В беседе с другими людьми мы можем допускать резкость, излишнюю прямоту и потом сокурушаться, что были несправедливы и суровы. А при следующей встрече этот же самый человек может нас искренне поблагодарить за хорошую и нужную для него беседу. Бывает и наоборот, мы счастливы и довольны, что сделали Добро, а для человека это оказывается Злом и ложью.

В 1948 году Паулю Мюллеру, швейцарскому химику была присуждена за открытие высокой эффективности порошка ДДТ как контактного яда в борьбе с вредителями. Через 20-25 лет выяснилось, ДДТ обладает высокой устойчивостью к разложению и, попадая в окружающую среду, этот яд попадает в пищевую цепь.

Юнг. Откуда у нас эта вера, эта внешняя уверенность, будто мы знаем, что такое добро и зло? (Бытие 3, 5: «.. и вы будете, как боги, знающие добро и зло»). Только боги знают, мы не знаем. Это чрезвычайно верно и психологически. Если у вас такая установка: «Это может быть весьма скверно, а может и нет», — то у вас есть шанс, что вы поступите правильно. Но если вы знаете заранее, скверно оно или нет, то ведете себя, будто вы сам Господь Бог. Если мы оставляем некоторую возможность своей ошибки, то у нас есть шанс поступить более правильно. Надо понять, что все мы лишь ограниченные люди, и в каждом конкретном случае по существу не знаем, творим ли добро или зло. Мы знаем их абстрактно. Мы можем быть в высшей степени предусмотрительными: то или иное является добром или злом с учетом такого-то масштаба. То, что нашему народу кажется злом, другой народ может считать благом.

В исламе мужчина может иметь, как минимум 4 жены, и это Зло для него, если у него нет такой возможности. И женщины принимают это. В Европе мужчина ограничен одной женой, и если 2-3 было бы для него благом, его второй половине — женщине- это неприемлимо. Для одного человека картины современного искусства – это шедевр, и он может заплатить большие деньги за их приобретение, то другой просто не понимает этого.

И все же человек так устроен – каждое мгновение он разделяет любое явление на Добро и Зло. А если что-то нам не нравится, и мы это назовем Добром, то это – большая ложь, которая обернется рано или поздно Злом, т.к. мы кого-то через наше «добренькое» ввели в заблуждение своей неверной оценкой. Поэтому «ложь во спасение» всегда имеет второй конец, который обязательно ударит.

Что такое Зло в нашей жизни? Обычно это конфликт. Это, как правило, ситуация, часто бессознательная. Выход из бессознательного (т.е. неосознанного) должен предусматривать следующее: в точности мы не знаем, что там разыгрывается, т.е. можем толковать так или иначе, то, что сначала казалось негативом, затем оказывается тем, что и должно было случиться с человеком волею судьбы. «Надейся на Бога, и сам не плошай!» Мудрость гласит: оставляй за любой ситуацией возможность повернуть так, «как это должно быть», а не так, как нам хочется. Такой подход не бросает нас из одной крайности в другую. Мы делаем все возможное, что в нашем понимании ведет к Добру, но не настаиваем на результате – это мудро.

Если глядеть в корень Добра и Зла и понимать, что они есть Принцип, то Принцип происходит от того, что было раньше того, что лежит в Начале (Дао). Последним мыслимым принципом является Бог, суть лики Божии. Когда мы сталкиваемся с парадоксальным положением вещей или событием, то в конечном счете это один из божественных ликов. Человек логически оценить или осилить Божий промысел (нуминозное) не в состоянии, ибо он сильнее и мудрее человека.

Человек способен лишь открыться ему, дать ему себя потрясти, довериться его смыслу. Мы знаем лишь поверхность вещей, мы знаем их лишь такими, какими они нам явлены, а потому нам следует быть очень скромными.

Если мы постоянно «пасем» наших близких и, например, наш сын или наш друг последовал нашему совету, и в какой-то ситуации будет избегать опасности – то хорошо это или плохо? Если он не отважиться прожить своей жизнью, то опыт его будет обеднен. В этом случае, через некоторое время подойдет та ситуция, где этот опыт будет ему нужен, и, не имея его, человек может погибнуть. И наше добро сегодня обернется для него злом и трагедией завтра.

При рассмотрении вопроса о Добре и Зле нам только остается надеяться, что мы в этот момент правильно видим вещи, но мы никогда не должны быть уверены в этом окончательно. И это не значит, что мы должны отказываться считать зло Злом и добро Добром. Надо понимать, что на пути к Зрелости эти понятия часто меняются местами.

«Не делай Добра, не получишь и Зла» или «От добра добра не ищут» — у каждого из нас своя мера и понимание Добра. Хотя многие вещи мы видим как бы ясно, но они не прозрачны для нас, как и их смысл, они явлены нам всегда в тени, сокрыты и окутаны тьмой.

Лишь со временем для нас кое-что проясняется. Человек что-то считает Злом и часто творит его, и в результате испытавает муки совести, но становится лучше и совершенней. И это для человека есть великое Благо. Другая грань также немаловажна. Пережив Зло и перетерпев его и его власть, человек сможет понять других, став более сострадательным.

Если человек, хорошо устроившись в жизни мало-помалу теряет человеческое лицо, тогда, возможно, ему надлежало получить щелчок по носу от судьбы: свалиться в грязь, поскольку лишь такое мощное переживание способно «подтолкнуть» его, хотя бы на шаг вывести его из инфантилизма и сделать более зрелым, и не потерять того, что уже достигнуто.

Часто в своем высокомерии человек может не знать, что ему пора идти в своем развитии дальше, и ему требуется освобождение от некоторых благ, чтобы стать легче и идти к Богу. Если он самоуверенно мнит, будто ему не от чего освобождаться, видит свою тень, нижние уровни своего бытия, но отворачивает от них взгляд, бежит от них, не вступает с ними в сражение, ничем не рискует. Он хвалится тогда перед Богом, перед самим собой, перед другими людьми своими белыми и незапятнанными одеждами, но этому ангелоподобию и всесовершенству он поистине обязан своей трусостью, своей регрессией. И вместо того чтоб стыдиться, он становится перед храмом и глаголет: «Благодарю тебя, что я не таков, как прочие люди…»

Трусость человеческая потерять имеющееся благополучие может для него обернуться настоящей катастрофой по жизни. Раз мы боимся чего-то потерять, то обязательно потеряем. Страх – это знак, что мы остановились, никуда не идем.

Церковь знает об этом парадоксе – человек искушается Злом, творит Зло. Он не боится жить, не боится греха. «Не впади они в грехи, не было бы и чуда спасения». Тем не менее, Зло остается Злом, и здесь начинается личностная этика.

Человек всегда знает сам и верен своей глубинной сущности (Образу и подобию Божьему), ибо только он и Бог одновременно смотрят на конкретную ситуацию изнутри, тогда как судящие и осуждающие видят ее лишь извне. Библия: «Не суди и не судим будешь».

Поэтому, главное: честно поступать так в этот момент, как ты это понимаешь, исходя из личностного решения и ответственности, не учитывая указаний других. Когда мы искренни и правдивы перед собой и Богом внутри нас, есть шанс получить желаемый результат и не согрешить. И наше решение будет грамотным.

Иногда священник или врач должен соблюдать тайну и лгать другим. Такая ложь не вписывается в понятие человеческой морали, но она есть мораль Божественная. Наши предки знали, что, если пришел человек просить прощения за свой нехороший поступок, за злое дело, то мы имеем право сказать : «Бог простит», ибо «кто я такой, чтобы прощать, сам грешен». Жизнь мало-помалу подводит нас к этой мудрости, что все, что мы видим вокруг и понимаем, это еще не вся правда, есть еще более глубинная Правда Божьего промысла и Бытия.

Кант с полным правом требовал, чтобы человек и общество продвинулись от «этики дел» (т.е. видимых поступков) к «этике принципов», ибо лишь Бог способен видеть целиком те принципы, которые стоят за совершаемым делом.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *