По дороге к источнику …

День рождения любимой женщины на ее малой родине. Ида-Вирумаа, 24 мая 2016 года. Часть 1.

Май месяц, расцвели каштаны. А это безошибочная примета, что приближается ежегодный весенний праздник: день рождения моей любимой женщины Майе. В первый раз в «деньрождественскую» поездку мы отправились в далеком уже 2009 году, в Барселону. Были в Стокгольме, мотались от восточного побережья до западного и обратно в Североамериканских Штатах, любовались замками, пили вина и ели улиток во время французского автопутешествия, в поисках «дольче вита» провели свои собственные Римские каникулы, любовались вершинами Альп в Баварии и Австрии из окна автомобиля и пили вино на берегу Боденского озера во время автопробега по Верхней Германии.

Увы, в этом году я не смог подарить Майе такой занимательный вояж, поскольку мой работодатель после 15 лет совместного труда решил отдохнуть от меня и меня банально сократили. Ну, а какие импортные вояжи могут быть у безработного, увы. Так что самое время вспомнить о таком популярном в некоторых странах импортозамещении. Итак,  новая и свежая мысль — отметить день рождения на родине, и не просто на родине, а на малой родине, в славном городе Кохтла-Ярве, в прямом смысле, в отчем доме. Ну, и какая родина ( по географическим размерам), таков и автопробег, в пару дней вполне уложимся.

Итак «заправлены планшеты, ножи и пистолеты …(с)» с чего начинается поездка? Правильно, с помойки. Ну, в смысле, с мытья машины. Вот после мытья ранним вторничным утром я и прикручиваю антенну на место. Машина вся в капельках, но это сейчас пройдет …

Едем по Петербургскому шоссе. Интересно, что шоссе не Санкт-Петербургское, а именно Петербургское, ну или Питерское, чтобы короче выговаривать. Справа мелькает место для отдыха водителей — зеленый уголок со столиками и лавочками. Первый раз это место мы с Майей заметили в 1980-м году, когда ехали автостопом во время летнего стройотряда на знакомство с ее родителями в Кохтла-Ярве. С тех пор прошло 36 лет, мы проезжали тут «стопицот» раз, и каждый раз думали, что надо бы приехать сюда как-то вечерком и просто посидеть, выпить кофе из термоса. Проезжали, думали … и все никак. Ну теперь то точно остановимся, как только в следующий раз поедем!

А на самом деле останавливаемся мы обязательно в корчме в Вийтна. Кстати, во время той самой автостопной поездки в далеком 1980-м мы тут тоже останавливались. Нас подвозил на Жигулях серьезный «дядечка», капитан какого-то парохода, который приезжал в Таллин специально на день рождения своей давней подруги (в хорошем смысле этого слова), балерины из театра «Эстония». Перед самым Вийтна его остановила ГАИ ( это дорожная полиция по-нынешнему) и оштрафовала за превышение скорости, причем, замер скорости производился с летающего над дорогой вертолета! Да, да, и такое вот было в советское время — скорость измеряли с вертолетов. Так вот, после этого ему надо было немного успокоиться, и он успокаивался с помощью мороженого, ну и нас заодно угостил.
В Вийтна — самый лучший кофе и творожные карманчики. Еще несколько лет назад тут был кофе Lavazza, но, к сожалению, они вроде как ушли с нашего рынка (возможно чашечки еще где-то и остались, но вот кофе я давно не встречал). Теперь пьем Paulig, что тоже неплохо, но все же, все же …

Естественно, кофе это не кофе, если употребить его без творожного карманчика. Утром, в красивой обстановке, под ярким теплым солнышком выпить ароматный кофе с мягкой творожной булочкой, с мыслью о том, что впереди нас опять ждет дорога в уютной машине — это один из лучших моментов нашей жизни!

Такое впечатление, что перенос основной автомагистрали в сторону от городка и корчмы (несколько лет назад дорогу расширили и спрямили) пошло им на пользу. Тут стало намного тише, чище (особенно воздух!) и аккуратнее, что ли. И правильно, теперь хозяева должны стараться, чтобы вынудить несущиеся по трассе авто свернуть в сторону и сделать тут остановку.

Кстати, общественно-культурная жизнь тут, в середине сельской Эстонии, очень активная. Обилие рекламных плакатов говорит само за себя.

Едем дальше. Нас ждут рукотворные горы в Кивиыли. Но пока мы едем среди ярко-желтых полей. В последние годы рапс становится, пожалуй, одной из основных сельскохозяйственных культур. Я, кстати, люблю использовать на кухне рапсовое масло больше, чем подсолнечное.

Сворачиваем на Кивиыли. Не то, чтобы мы хотели посетить сей городок — я не хочу никого обидеть, но ни делать там нечего, ни смотреть там не на что. Но возле этого городка расположен пример того, что результаты хозяйственной деятельности человека со временем могут органично вписаться в природу и даже как-бы улучшить пейзаж. Именно тут расположены Тухамяэд (Tuhamäed или, проще говоря — Коксовые горы). Это не что иное, как 125-метровые терриконы, сложенные из отходов деятельности по добыче и переработке горючего сланца (кстати, название города Кивиыли и значит в переводе не что иное, как Каменное масло). Между прочим, это самые высокие в Балтии рукотворные горы. Одна из гор сейчас в состоянии рекультивации и превращения в какой-то красивый природный объект. А вот вторая гора уже превращена в спортивно-туристическое место, тут проходят соревнования по экстремальному мотокроссу, а также горнолыжные соревнования.

В этом году какое-то буйство цветения. Все фруктово-плодово-ягодные растения цветут одновременно и обильно. Красота!

Кстати, вот еще одна горка, похожая на то, что мы называем терриконами. Горка в кадре — зольный отвал, то есть гора сланцевой золы с Пюссиской ТЭЦ, а не отходы добычи и переработки.

Очередной съезд с основного направления (хотя, кто нам скажет? может быть основное направление и состоит из этих постоянных съездов). Мы едем к старинной мызе с прикольным названием «Аа». Название необычное, но ежели верить легенде, то очень даже трагичное. Якобы в 16 веке шведская девчоночка Кристина (принцесса, естественно) и русский парнишка Алексей (естественно, принц) влюбились друг друга именно в этих самых краях. Откуда они взялись в этой глуши — это отдельный вопрос, вроде как в этих местах шведская знать строила себе летние домики. Да какая разница, откуда они тут взялись — легенда жеж! Им не дали спокойно реализовать свою страсть и позаниматься сексом вместе убежать, и ее отец в гневе замуровал Кристину. Причем, замуровал так садистски, чтобы ей можно было передавать еду и воду. Короче, прожила она в таком замурованном виде долго и, судя по всему, несчастливо, и по ночам сильно кричала. Вот это ее ночное «Ааааааааааааааа ….» народ сократил до краткого «Аа» и назвал так деревню и мызу.

Начиная с 1917 года, по нынешнее время в уцелевших помещениях усадьбы расположен дом престарелых. В бытность свою пионеркой-комсомолкой Майе часто бывала в пионерском лагере тут неподалеку и приезжала в этот самый дом престарелых радовать местных престарелых юными девичьими танцами.

Надо признать, что сейчас даже развалины выглядят очень колоритно и даже таинственно. И, конечно же, не забываем про Кристину в виде привидения!

Пытаемся проехать к бывшему пионерскому лагерю. Не тут-то было. Это все еще лагерь, но теперь это лагерь Эстонской Методистской Церкви. И посторонним тут не рады. Почему-то особенно рады евреям?, хотя, может быть, написанное крупно на стене английскими буквами «шалом» как-то завязано на ритуалы методистов, я не в теме.

Надо отметить, что постоянно Майе отвлекается на телефонные разговоры — не смотря на то, что она в отпуске, магазины все равно хотят ее участия в решении каких-то своих компьютерных проблем.

Едем к еще одному местному объекту, связанному с мгновеньями Майкиного детства — к пляжу. Тут расположено одно из самых хороших местных мест для купания. Во! даже схема есть, только немного доработанная местными жителями. Ну что поделать, какие жители, такие и схемы, а, может, и совсем наоборот — отвратительные понаехавшие все это устроили.

Продолжаем двигаться вдоль моря. На сей раз мы едем по самому обрыву местного глинта в сторону Онтика. И опять мимо шикарных желтых рапсовых полей, на фоне очередных рукотворных гор — Кохтла-Ярвеских полукоксовых терриконов. Это не терриконы из пустой породы, а терриконы из кокса, отходов местной химической промышленности.

Местные деревеньки не деревеньки, хутора не хутора … не знаю, как их конкретно назвать, но выглядят ухоженными и аккуратными. И с красивыми цветущими деревьями.

Проезжаем мимо мызы Онтика. Сейчас тут отель типа «Кровать и Завтрак» и лошадиная ферма. Вроде как еще есть водочный музей, поскольку в 19 веке хозяин этих мест производил много водки. Для Майи с этим местом связаны очередные семейные предания. Крестный отец (который в фуражке) Майиного отца был вроде как миллионером ( или считался таковым) и подарил своему крестнику на день рождения хутор возле этой самой мызы Онтика. К сожалению, этот подарок был оформлен, как аренда на 99 лет (вот не знаю всех юридических тонкостей), но в результате после восстановления независимости в 1991 году семья получила не землю по реституции, а некое количество «желтых карт» если кто помнит, что это такое было.

До водопада Валасте мы доезжаем голодными. Но мы-то знаем, что тут есть кафе. Да, кафе есть, кофе вполне ничего, на троечку. Но вот гамбургеры — это что-то непотребное и ужасное. Я думал, что такие уже нигде не предлагают. Все по отдельности вроде как ничего (кроме булки, конечно … да и котлета отвратительна). Единственное, что помогает все это съесть мне и немного поесть Майе — это шикарная погода, шикарный вид, шикарное наше настроение … Но все равно, такой гамбургер требует после себя перекура.

Надо сказать, что несколько лет назад этот водопад превратили в реально интересный туристический объект. Тут была оригинальная лестница-спуск к помосту на середине высоты водопада. Можно было любоваться видами и обрыва с его разноцветными слоями глины или чего там еще, и морем. Но вот уже лет пять или шесть, как мост сломался — то ли вода подмыла основание, то ли раскачали и сломали любители прыгать с моста вниз на резинке. Печально то, что восстановить его не могут по каким-то бюрократическим причинам. Но даже оставшееся — красиво.

Фотографирование моря дает возможность в очередной раз порадоваться, что я приобрел отличный фотоаппарат. Все же 60-кратное оптическое увеличение — это класс! Можно рассмотреть и странную полосу то ли пены, то ли загрязнения в море, и еле видимый невооруженным глазом корабль на горизонте.

Следующие несколько фотографий можно объединить общим названием «В надежде на счастье». Оказывается, с конца прошлого века весь мир охватило сумасшествие охватила пришедшая из Италии традиция вешать на свадьбу замки и ключ выбрасывать в реку или куда придется. Начало всему этому положил то ли роман, то ли фильм по этому роману «Три метра над небом». С тех пор огромное количество исторических объектов пострадало из-за огромного количества всяческого железа, навешенного этими сумасшедшими молодоженами в надежде на счастье. Вот и тут висят и ржавеют железяки, призванные на халяву обеспечить «счастье в семейной жизни» Ага, щазз …

Майечка с удовольствием позирует.

Цветочки тоже украшают местную природу.

Едем в направлении Тойла, но останавливаемся, привлеченные красивыми белыми цветочками и обрывом, с которого открывается шикарный вид на море.

Надо же, тут и рыбаки есть! По крайней мере, какие-то сети точно в море имеют место быть.

Проезжаем по Тойла, и я обращаю внимание на значок на экране навигатора, что мы едем мимо какого-то памятного места. Оказывается, что мимо домика, где с 1918 года жил поэт Игорь Северянин. Кстати, поговорим о том, как тесен мир. Вот ведь какое дело: арендовал жилье поэт у местного жителя Михкеля по фамилии Круут. Но Майина бабушка по линии отца и есть урожденная Круут, Юлия-Матильда Круут.
Более того, с дочерью домовладельца Фелиссой Круут Игорь Северянин обвенчался в 1921 году. Так что не исключено, что где-то там, пару-тройку поколений назад родственники Майи и родственники Игоря Северянина пересекаются. К тому же, Майина бабушка рассказывала, что в молодости она посещала литературный кружок, в который вместе с ней ходил и русский поэт Северянин. Вот такие пироги … Короче — навигатор подсказал, где домик Игоря Северянина и памятный камень.

Этот домик просто понравился. Мы выезжаем из Тойла и направляемся в Кохтла-Ярве, пора думать о мясе, виски, вине и прочем …

… продолжаем поездку в честь дня рождения …

День рождения любимой женщины на ее малой родине. Ида-Вирумаа, 24 мая 2016 года. Часть 1.
День рождения любимой женщины на ее малой родине. Ида-Вирумаа, 24 мая 2016 года. Часть 2.
По родным местам. Поднимаемся на 120 метров, ностальгируем в Тарту, возвращаемся в Таллин. 25 мая 2016.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *