По дороге к источнику …

Мамин дневник. Часть 1. Кирилл

Август 1983

Еще не слышно

ни движения, ни жизни,

Но ты уже живешь,

ты дышишь, ты растешь!

Ты словно не во мне,

ты – надо мною прежней,

И каждый день

и даже час наперечет.

Я становлюсь спокойнее и строже,
А у плеча –

заботливей плечо.

В тебе – нас двое,

ты всего дороже.

Ты только не спеши, расти еще!

 

30.03.84. 1 месяц.В первый раз были у врача. По всем параметрам Кирюшка наш оказался «нормальным» ребенком, даже, по словам врача, «совершенно нормальным». А когда она стала проверять, как он держит головку, то воскликнула, призывая в свидетели медсестру: «Ты посмотри! Нет, ты только посмотри, какой молодец!» А Кирюшка действительно постарался, держал голову как никогда крепко и уверенно и ни разу не «клюнул» носом!

Он у нас уже улыбается немножечко (правдв, может быть бессознательно!), а сегодня даже громко рассмеялся, когда бабушка щекотала ему пустышкой губки!

04.04.84. Кирюшка уже вполне осмысленно начинает воспринимать окружающий мир. Изучающе глядит на подходящих, провожает глазами уходящих, реагирует на громкий голос ( с близкого расстояния, правда!): сегодня так счастливо улыбнулся на голос подошедшей к нему бабушки. Узнал. Когда разговариваешь с ним, слушает внимательно (особенно, бабушку), а потом начинает «говорить» — всевозможными звуками, руками, ногами, на лице – гамма чувств. Мы решили, что наконец-то «перевернулись» в его глазах!

14.04.84. У Кирюшки на левой щечке – ямочка!

25.04.84. Сегодня впервые разглядывал свое отражение в зеркале – долго и внимательно. И вдруг разулыбался во всю ширь своего беззубого рта. Видимо, остался доволен.

27.04.84. Кирюшкин день рождения. Были у врача. Растем: вес 5300, рост – 56 см. Вечером капризничал, не хотел фотографироваться. Получится «совсем новорожденным». А ведь нам уже 2 месяца – «ребенок грудного возраста»! Этот ребенок уже умеет «разговаривать», даже наедине с собой – среди различных звуков проскакивают настоящие «агу». Так хорошо, так приятно улыбается. А иногда даже рассмеется коротко. По вечерам учим его плавать. Уже пол-месяца купаем его в большой ванне. Перед «погружением» весь сосредотачивается, на лице – сплошное удовольствие – только оттого, что он в ванной комнате и журчит вода. А в воде застынет, повиснет поплавком и даже зевает. Так ему хорошо и шевелиться не хочется. Но тут ему (на «раз, два, три – ныряй!») начинают лить на голову, и он наконец-то начинает проявлять активность – спасается, чтобы не утонуть.

Очень любит «путешествовать» по комнате у кого-нибудь на плече. ( Это самое сильное средство против его крика. Если уж и это не поможет, значит, надо его укачивать!) Внимательно разглядывает все стенки, при этом иногда даже машет руками, гулит и хмыкает. Особенно ему нравятся книги «Всемирной литературы». Шарит глазками по ярким обложкам и готов спрыгнуть с плеча. Вот уж доберется когда-нибудь!

02.05.84. 2 месяца 5 дней. Сегодня день больших событий. Во-первых, Кирюшка впервые сам перевернулся с живота на спину – головка устала. Вообще, ему все меньше нравится лежать на животе. Раньше ему это расширяло кругозор, он вертел головой во все стороны, стараясь держать его повыше. А теперь коленками брыкается, нос в кровать уткнет и орет: хочет ползать, а сил еще нет.

Во-вторых, он впервые ездил на машине в лес, дышал сосновым воздухом. И, наконец, сделал важнейшее для себя открытие: вместо того, чтобы обсасывать сжатую в кулачок руку, которая никак не помещается в рот, он разогнул два пальчика и обрадованно зачмокал. А на лице – счастливая улыбка!

03.05.84. Вот это да! Кирюшка сегодня не только «налил» в ухо, как маленький Максимка, но и помыл себе все лицо и пол-головы. А крику-то было!

А утром проснулся без соски и с двумя пальцами во рту – значит, понравилось. Но ничего, ведь это – шаг вперед в развитии нашего человечка: он освобождается «от резкого напряжения сгибательных мышц рук и ног»(это из «Наука и жизнь». 12.82). Особенно это заметно при купании – он все реже зависает в воде, плавает на грудке (поддерживаемый одной рукой за подбородок) «по-сабачьи», активно двигая всеми четырьмя! Зарядку делаем, ручки и ножки выпрямляются до конца (не то, что прежние кривульки!). Вот как!

04.05.84. Сегодня к регулярному «Детолакту» прибавился «Крепыш с овсянкой». Что поделать! – маминого молока едва хватает лечить насморк.

06.05.84. У Кирюшки – прорвалось: третий день болтает без умолку.Начинает осторожненько, как бы прслушиваясь к себе, почти шопотом (мы при этом все затаиваем дыхание!), а потом как разойдется! И «агу», и «агы», и «гу», и «гы-гы» — со всевозможными интонациями и придыханиями, даже захлебываясь и начиная икать от старания. Даже ругается теперь: короткое и возмущенное «гы», если что не так. Агукает, даже, когда есть с ложечки пюре. А язычок уже вылезает наружу на разведку: а так что можно произнести?

07.05.84. Наш Кирюшка сегодня пел! Бабушка еще вчера впервые сыграла с ним в «ладушки» — реакция была неожиданной: он расхохотался до икоты. Сегодня с утра мы не раз играли с ним в «ладушки» и смеялись. А днем пришла бабушка, взяла его кулачки в руки, и Кирюшка, вместо того, чтобы рассмеяться, стал очень серьезным и, не отрывая глаз от бабушкиных губ, затянул длинное и певучее «гы-ы».

09.05.84. Кирюшка увидел деда в военной форме! Вернее, сначала он увидел фуражку: брови дрогнули, глазки округлились, весь подался вперед и замер, абсолютно не реагируя на дедушкины «агуканья». И только, когда дед снял фуражку, Кирюшка заулыбался – узнал. Но стоило только водрузить ее обратно, замирал опять, не отводя взгляда от сверкающей бляшки.

17.05.84. Ну вот, Кирюшка опять чуть-чуть подрос. Раньше он, разглядывая висящие игрушки или тихо лежал, сцепив замком руки на груди или восторженно махал ими во все стороны, беспощадно лупя себя по животу. Глазки его при этом, почти не останавливаясь, пробегали по всем игрушкам. А сечас, выбрав одну, он уже не сводит с него глаз, поднимает к ней обе ручки, шевелит пальчиками. И пусть им еще никак не удается его схватить, если ему дать свой палец, он сразу уцепиться за него.

18.06.84. Почти 4, без 9 дней. Наконец-то Кирюшка понял, что без этой «стойки» он не сдвинется с места, не поползет: коленки подтянул под живот, поднял торчком свою самую неподъемную часть, носом уткнулся в одеяло и за 10 минут одолел пол-метра. Даже кричал от натуги! Скоро, скоро поползет!  Тело стало сильное. Если его взять за ручки, когда он лежит, весь напряжется, как струна – от головы до пяток. Можно поднять его, как бревно, на ножки.

Весь полысел – длинные первые волосики как-то вдруг повылезли, головка покрылась легким рыжим пушком новых волос. Ко всему тянет ручки, все хочет потрогать. Уверенно хватает игрушку и — сразу в рот. Если не дотянуть игрушку, в рот запихивается кулак, да еще другой рукой для надежности поддерживается. Жует до остервенения, до крика. Вообще стал капризнее, часто злится, психует. Слюной исходит. Ждем зубиков. Два снизу припухли. У папы появились в 4 месяца и 12 дней. А Кирюшка – весь в папу!

Появились новые звуки – короткие и громкие. От клича индейцев до поросячего визга. Произношение эстонское: ä, ö, ü, э. Появились новые слова : «пуф (пöф)», «аф», «афсь», только вот что они означают?

23.06.84. Почти 4, без 4 дней. Целый день без устали переворачивается – со спины на живот, с живота на спину, пока не упрется. Кряхтит и кричит от натуги.

26.06.84. Упал с кровати. Шмякнулся об голый пол! Эх, мама, мама..

27.06.84. 4 месяца. Можно подвести итоги. Во-первых, он уже легко переворачивается (через правый бок) на живот и обратно. Причем, обратно – обязательно, если нальет под себя. Правда теперь он все чаще просыпается сухим – и на горшок. Мокрым лежит все реже, разве только по нашему недосмотру. Очень обижается, если его поругать за лужу.. За ним это случается: над тазиком капризничает, а положишь – нальет! И стесняется, если долго хвалить. Лежа на животе, опирается на ладошки, а схватившись за наши пальцы, сразу напрягается, садится, готов вскочить на ножки. Очень хорошо знает, что такое его бутылочка, тянет ручки, весь дрожит от нетерпения, а полупустую бутылочку держит сам и точно направляет в рот. Ну, что еще? Еще «разучивается» плавать. Стал тяжелым и ленивым, даже побаивается чего-то. Но мы еще полны терпения и надежды!

04.07.84.  4 месяца и 7 дней. Прорезался первый зубик. Теперь стучим об ложку.

10.07.84.  Второй зуб! А 3 дня назад решились посадить его в коляске – уж очень ему хотелось. Проехал метров 10, держась ручками за края. И даже не падал, когда мы для эксперимента дергали коляску.

14.07.84.  Ухватится за пальчики обеих ног и тянет их в рот. Уже у самого рта правую бросает, все силы – на левую. Укусит за большой палец – больно! – отпустит. И опять все сначала.

16.07.84.  С нашей помощью встал на четвереньки. Стоит – раскачивается вперед – назад. Так ему это нравится! Улыбается во весь рот, «разговаривает»! Пробовал сам, думал, что справится. Ка-а-ак качнется – еле выдрали его из одеяла, так увяз: ручки под животиком, лицо все в одеяле, попка кверху – даже не закричать!

22.07.84.  Кирюшка стоял! Правда, поднялся с помощью папы. Но он уже не висит, как прежде, уцепившись за пальцы. Ручки его разведены в стороны, он только удерживает равновесие. Ножки вытянуты, крепкие, не хочет садиться, стоит гордо подняв голову. Поставили его к дивану на пол – держался руками за край и стоял.

30.07.84.  Наш Кирюшка пополз!

26.08.84.  Завтра Кирюшке исполнится полгода. Уже совсем большой человек. В 5,5 месяца сам стал подниматься на четвереньки и качаться. Если при этом ему считаешь: «прыг-скок-прыг-скок», то делает это с огромным удовольствием и улыбкой на лице.

В это же время он различал 2 игрушки: собачку «ау-ау» и Петю-петушка. Если спросить его: где? – ищет глазами, найдет – разулыбается. Сейчас он уже хорошо знает почти все свои игрушки: поросенка «ху-ху», космонавта Юру, Малыша, мячик, крокодила Гену, кролика и, конечно же, знает маму, папу, бабу и деда. На улице, не отрываясь,смотрит на машины («би-би»), собачек, кошек и птиц. 22-го впервы сам сел. Поползал, оттолкнулся руками и сел. Теперь садится легко и сидит вполне устойчиво. 24-го, держась за стенку стола, придвинутого к кровати (чтоб не свалился), поднялся на колени, взял со стола пустышку. С тех пор набивает себе шишки о все стенки. Вчера прорезался правый глазной зуб. Всю ночь буянил. Вообще, уже пол-месяца Кирюшка очень беспокойный. Мягко сказано! Это в 4.5 он был очень беспокойный (недели 2-3), днем постоянно ныл, ночью пару раз просыпался. Теперь он днем просто кричит (не плачет, а орет, и сам к себе прислушивается), а ночью просыпается каждый час, начиная с пол-12-го до пол-8-го утра, когда уже окончательно встает. И плачет: то ему попить, то наоборот. Может, это следствие перехода на 5-ти разовое кормление и «диету» — теперь мы не варим каши, только овощи и детолакт, а то расстолстел, а папе не нравится! Или зубки. Днем спасаемся баранкой – весь уходит в процесс сосания минут на 20, пока до пупа весь не перемажется. А ночью .. остается только надеяться.

28.08.84.  Прорезался второй нижний глазной зуб.

06.09.84.  Кирюшка стал очень забавным. Держась за край кровати, поднимается а ножки и без устали прыгает, накачивая мускулы. И это даже перед самым сном, после такого напряженного дня! Я валюсь с ног, качаю его, качаю, а он : «буф!» — и глаза из-под «ночки» ясные, словно только проснулся и лукавые: «как я тебя обманул, а?» И смех, и слезы.

А днем встает сам, подтягиваясь, к столу и перебирает расставленные там игрушки. Или сядет под подвешенной вертикально «гирляндой» из всех погремушек и начинает дергать – 4-5 раз одной рукой, переложит в другую руку – и опять – 4-5 раз. Как заведенный. Вот уж в детстве не доиграл!

Очень хорошее настроение у него обычно после сна. Стоит только посмотреть на него (а он очень внимательно следит за взглядом), улыбнуться – и глазки становятся лукавыми, смех срывается на визг, он заигрывает, вызывает на игру. Отвернешься, он затаит дыхание и ждет, когда опять посмотришь или начинает от нетерпения хмыкать и стучать ручкой. А вчера! Кирюшка сидел в одной комнате на полу, я «выползала» из другой на четвереньках и рычала. Он визжал, взбрыкивал руками и ногами, казалось, сейчас вскочит и убежит. Раньше он просто прятал голову в кровать. Наконец, я остановилась перевести дыхание, а то оба от смеха лопнем.. Но его нервы не выдержали: он встал на четвереньки и визжа пошел на меня!

Хороший парень! Если б только спал по ночам! Да еще к нервопатологу никак не пробиться..

20.09.84.  У Кирюшки появилось новое движение ручкой: вытянет ее, повернет ладошкой вверх и начинает сжимать-разжимать пальчики. Чаще, когда хочет что-то потрогать. Похоже на «дай!». Но иногда он вытягивает ее совсем «не по делу» и с удовольствием рассматривает. Что бы это значило? Научился проситься на ручки. Или просто, чтобы вынули его из «плена», из этой надоевшей и огороженной со всех сторон кровати, на пол? Подойдешь к нему (капризничает), наклонишься, он сразу начинает учащенно дышать, на лице – радость, ручки цепляются за одежду – и, вопреки моим желаниям, он оказывается у меня на руках. И сразу же начинает «тянуть» во все стороны. Не сидит. Отпускаю «попутешествовать» по квартире. Облазит на четвереньках все закоулки. Что не найдет, все — в рот. Приходится все чаще говорить «нельзя»; как ни странно, слушается. Опускает руку, оборачивается, смотрит вопросительно. Но, если его вовремя от искушения не отвлечь, у него от обиды начинает дрожать губка: «как же нельзя, если хочется?»  Удивительно, что при таком врожденном послушании (как сказала бабушка, это у него в папу), он бывает очень капризным. Когда надо одеться, когда держат «над тазиком», когда просто хочется есть. До истерики. И никакими уговорами.. Я понимаю, причины веские, но ведь он становится невменяемым! Ох, и наплачемся мы с ним..

27.10.84. Кирюшка болеет уже 3-й день: 37,8 и сильный насморк. Ночи кошмарные. А ведь сегодня ему 8 месяцев. Он так сильно изменился за этот месяц! Выдает накопленное. Все чаще произносит «аба-ама», правда, совсем несознательно. Зато вполне осознанно – «ау-аф», когда видит собаку во дворе. Весь сияет, стучит ручками-ножками. Хотя «лает» не только на собачку, а на все, что его сильно взволнует. Часто «прикладывается» к подушке («отдохни, Кирюша, полежи на подушке»), уткнется носом, сопит, блаженно улыбается, зад – торчком. В 7,5 месяца вдруг замахал долго и с чувством «до свидания» уходящей тете Лене. До этого лишь как-то несмело вскидывал ручку. Теперь машет даже тем, кто еще не уходит, но уже «засиделся». Три дня назад сам заиграл «в ладушки». Часто сидит молчком и перебирает пальчики на левой руке – это мы показали ему «сороку-белобоку». На «дай!» — подумает немного и протягивает. Пытается собрать пирамидку «петя-петушок». Любит включать-выключать свет. Купаясь, опускает лицо в воду, а рот иногда даже не закрыт. С удовольствием целует «хорошие» игрушки, картинки, фотографии. Причем, только «живых», а машинку, хоть она и любимая его игрушка и тоже хорошая – нет. Соображает ведь! А вот нас всех – редко. Уж, если только очень хорошее настроение – сам тянется, глаза лукавые, рот открыт, слюнявый-слюнявый!

11.12.84.  Кирюшке – 9,5 месяцев! Последнее его достижение: вчера впервые встал сам, без поддержки, посреди комнаты. Постоял и сел медленно на пол. Вполне уверенно ходит, держась одной рукой за палец. Сегодня кушали, держась вдвоем за ложку, потом – за чашку. Так перемазался! Надо скорей учить его есть самому; как бы не проголодался, а стоит ему получить 2-3 ложки, заморить червячка, начинает вертеться, раговаривать, хоть в ухо корми. Отниму – возмущается, хочет есть. Очень любит хлеб и сосиски. Ну, и конечно, яблоки или мандаринку – весь засияет! Вообще, от еды не отказывается, если только это не кефир. Даем с соком, с вареньем – смотрит подозрительно, но все же ест. На горшок не просится. Правда, если ему предложить – все дела сделает. Спасть не уложить. Укачиваем. Во рту- пустышка, на глазах – «ночка». Как от всего этого избавляться? Нет, не укачивать его «тогда» было просто невозможно. Если день был спокойный, качаю его минуты 2-3, да и то, стараюсь просто держать, как только перестает брыкаться. Но бывает, что и полчаса. А ведь в нем 11-12 кг! И еще одно мучение.. Просто не знаю, как себя вести. Бросает игрушки на пол из кровати. Где-то читала, что так он познает мир.. Не сержусь. Полчаса. Учу говорить: дай – попросит ручкой – поднимаю. Но эта игрушка сразу же летит на пол с требовательным криком. Вот этот крик мне не нравится. Приходится менять обстановку – идем в другую комнату. Там, на полу у него машинки. Интересно, что только одну машинку из всех он катает, издавая характерные звуки «работающего двигателя». Кирюшка уже быстро собирает пирамидки (и «петю» и «утю»), любит читать книжки, любит стоять у аквариума, любит открывать-закрывать все двери и дверцы. Не равнодушен к ритмичной музыке – сразу начинает раскачиваться. Даже перед нашим «тритатушки-тритата» не устоит. Сам «играет» на гитаре: перебирает струны, стучит по кузову. Постоянно твердит то «баба», то «папа», а вот «мама» — нет! А ведь говорил месяц назад «ама», говорил! С готовностью откликается на «давай пободаемся!», бывает, сам подползет и начинает тыкаться лбом. Любит играть в догонялки. Услышав звонок, запрыгает, глаза выпучит: «скорей, скорей!». Только спусти его на пол или открой дверь – несется встречать. Попросишь – дает ручку на «здрасьте!». Бывает, поднимает ручку к голове на «скажи спасибо!» (типа, молодец, гладит себе по головке). На «дай» -даст. «Где?» — ищет глазами, повторяет вопросительно: «а?» и разводит ручками. Найдет – вытянет ручку, улыбнется. Не найдет, все равно тянет : «а? (где-то там, да?)».

Вот такой наш Кирюшка в 9,5! И еще: попали в полосу насморков. Осень, сырость. Вот уже 1,5 месяца, как переехали в Таллин, а в норму все не войти. 2 раза вызывали врача – кашлял. Только вздохнем, решимся на ванну, прогулку – и опять капает. Надо закаливать!

18.12.84.  Кушать хочется – зачмокал губками : «ам-ам». Спрашиваю (еще не верится!): «что, кушать пойдем? На кухню?» Заулыбался, захлопал в ладошки, опять зачмокал и – бегом на кухню.

19.12.84.  Неравнодушен к бабушкиным тапкам – сразу тянет в рот! Отбирали – сердится. Бабушка решила по-хорошему: «дай, Кирюшенька, оденем бабе на ножку, бабе холодно»! Дает сразу, не в руки, а на ногу. «А где же второй? Надо два тапочка!» — баба показывает ему вторую ногу. Кирюшка осмотрелся по сторонам, нагнулся под кресло, вытащил второй, дает бабе – сам такой серьезный.

22.12.84.  Вчера читали ему книжку, водя пальцем по строчкам. Сегодня увидел на полу большую картонную коробку из-под кондиционера, сбоку – надпись. Заахал удивленно и восторженно. «Что там такое, Кирюшка? Ну-ка, иди, почитай!» Подбежал, провел пальцем по длинному слову: «гыля-гыля-гыля!» — прочитал!

23.12.84.  Сам делал зарядку, я считала: раз-два, а он махал руками и ногами. Вчера показали, как надо «крутить руль». Сегодня крутит любой круглый предмет, даже крышку от горшка, сидя при этом на горшке, и гудит при этом, как машина.

24.12.84.  Пошли гулять, взяли санки. Поставила его сзади – держится за спинку, толкает санки вперед и идет!

25.12.84.  Увидел на стаканчике, из которого пил, картинку-машинку. Обрадовался, «загудел».

26.12.84.  Вызывали скорую: температура 39, ни кашля, ни насморка – и такой жар!

27.12.84.  Кирюшке – 10 месяцев. Бабушка проверяла сегодня лотерейные билеты – Кирюшкин выйграл 1 рубль!

31.12.84.  Кирюшка пошел! За 3 часа до Нового года! Сделал 4 шага к папе, заулыбался.

01.01.85.  Опять температурит. Поел очень мало и тянет ручку к голове – спасибо, я наелся. Мы стараемся не замечать его жестов, кормим дальше, а он уже обе ручки поднимает. Не видим, кормим дальше, надо, больной ведь! И все, что съел, оказывается на столе, на мне и на Кирюшкею Эх, мама с бабой! Он ведь предупреждал..

03.01.85.  Три дня его было не поставить на ножки – сразу садился, если его отпускали. А сегодня «расходился» — проходит всю ширину комнаты сам. Была бы цель позаманчивее: транзистор, напрмер, или приоткрытая дверца шкафа.

05.01.85.  Сидит минут 15 наедине с книжкой, листает по страничке, что-то говорит, качается, радуется.

08.01.85.  Попросился на горшок: «аа!»

10.01.85.  Стал говорить: «дя-дя!». Но это совсем не дядя и даже не деда. А скорей всего, «ква-ква», потому что о лягушке.

12.01.85.  Не может спокойно пройти мимо зеркала, обязательно ему надо «расчесаться»: «берет» расческу, поднимает руку к голове, расчесывается и идет расчесывать других.

24.01.85.  Нашел разобранную папой машинку, сидел с ней долго, прикладывая оторванные колеса на место – собирал!

25.01.85.  Мы с Кирюшкой каждый в своей комнате, занимаемся своими делами. Вдруг слышу – Кирюшка идет ко мне, издавая необычные звуки. Подходит: оказывается, водит указательным пальчиком по губкам и гудит: «буу», сам довольный!

31.01.85.  Пришла домой – Кирюшка увидел, заулыбался и сказал: «ба!». Упорно не произносит «мама»! «Папа, баба, дядя, ай-яй-яй» — все это, если попросить, скажет и покажет. И где кто, и как за ушко: «ай-яй-яй». Где мама? Покажет. Скажи: ма-ма – «ба!» и все. Зато сегодня «назвал» меня – увидел и сказал «ба!», т.е. мама пришла. Еще ни к кому до сих пор «по имени» не обращался!

21.02.85.  После продолжительных болезней сдавали анализы. Когда брали кровь из пальчика, даже не захныкал. Папа стоял за дверью, прислушивался, но Кирюшка мужественно терпел, и папа не услышал ни звука.

23.02.85.  Кирюшка был вчера в гостях «у Мариков». Впервые в ходячем, т.е. самостоятельном возрасте. Надо признать, парень вел себя достойно, как настоящий мужчина. Сначала пообсмотрелся, что за люди, что за игрушки – и через 5 минут уже был как дома. Сел на пол, жужжал машинкой. Легко отзывался на улыбку, подергал за ухо Марика («ай-яй-яй!»), дал руку Анюте, позволив увести себя в другую комнату. А когда стал разбираться в Анютиных игрушках, а она с криком «не-не!» отбирала у него каждую и уносила на диван, отдавал спокойно, словно признавая за ней право хозяйки (или женщины?). И если она не успевала к нему за очередной, нес и отдавал ей сам : на! Потом кормил ее своей булкой, она ела, старательно держа его за руку и обмусоливая его пальцы.

Пока мы пировали, он ходил себе из одной комнаты в другую, от одной кампании к другой, и там, заласканный, даже поплясал немного. Возвращались поздно, боялась, как бы не уснул в такси, потом будить, кормить и опять спать укаладывать, но он только вертел  головой во все стороны и возбужденно вскрикивал.

27.02.85.  Ну вот. Кирюшке- год. Уже год! Ни один год не был для меня таким быстротечным и, в то же время, таким вместительным и трудным (и как это только совмещается). Каждый день был трудным и каждая ночь. И только последние 2 месяца задышалось полегче, как встал на ноги, как стал «самостоятельным». Правда, по ночам все равно встаем раза 3. И раз ночью кормлю. Зато засыпать стал без укачивания – вот уже несколько дней. Хотя, с соской и «ночкой». Но это уже следующий этап. И спит с 8 вечера до пол-восьмого или до 8-ми утра. Какой прогресс! Легче стало и с прогулками. В лифт, из лифта – пешком, на руки уже не беру, даже по лесенке учимся ходить. Терпеливо ждет, пока я одеваюсь сама, пока открою ему двери. А ведь что было! Страшно вспомнить.. На плече – недовольный Кирюшка, в другой руке – коляска, спустить со второго этажа (это в Тарту), сама вся взмокшая, расстегнутая.. Ест Кирюшка по-прежнему хорошо, а вот самому работать ложкой не хочется; раза 3-4 мы с ним держимся за ложку вместе, а потом он бросает и машет на меня руками – корми!

В лексиконе у Кирюшки около 150 слов и действий. Но произносит он слов-звуков еще немного. Это «ба-ба», «па-па»,  в различных сочетаниях («ба-апа»), «да», «дядя», «ай-яй-яй», «бр»(машинка), «ам-ам»(хочет есть или пить или пустышку или просто констатирует факт – в зависимости от обстоятельств), и, наконец, самое любимое  — «адзись» или «дзесь» (здесь), это когда он наедине с собой разговаривает или, если спросить его о чем-то, где это? Папа наш это придумал: если ударится, спрашиваем его, где ударился – здесь или здесь? Он отвлекается, забывает про боль. Итак, 11 слов. Кроме того, он знает (т.е. находит, показывает, приносит) более 50 названий игрушек, более 20 названий «предметов быта», качается и выполняет нехитрые движения в такт 6 песенок, выполняет, т.е. знает, что будет делать, более 20 действий типа пылесосить, одеваться, читать и т.д. Из книги «Моя первая зоология» знает всех животных (около 40), узнает в них все названные предметы, показывает на них пальчиком, что-то «рассказывает». Даже помнит, что будет на следующей странице! Еще не перевернул страницу до конца, а пальчик лезет под страницу и сам начинает раскачиваться – значит, там паровоз. Вот какой наш Кирюшка!

А бабушка с дедушкой подарили Кирюшке самый настоящий велосипед «гномик»!

28.03.85.  Год и 1 месяц. Еще месяц прошел. Кирюшка как-то резко изменился. Он и раньше был беспокойным, но веселым. Теперь или хохочет до икоты, или (что чаще) ноет и ноет, или даже – в крик. Что не так – машет ручками, ругается сквозь слезы, два раза бросался на пол.. Может, наконец-то лезут коренные зубы (опять слюна), может, переживает свою беспомощность: хочет чего-то, а не сказать, а мы не понимаем, или (тоже бываем) не хотим. Сердится. Но при этом не перестает расти. И удивлять нас каждый день. То найдет обувную щетку и начнет «чистить» обувь (никто не учил!), то услышал, как папа чихнул – ходит, «передразнивает», смеется, то достанет шнур от самовара  и запихивает вилку в розетку! А когда остался один с бабушкой, то не только показал ей, где находится пылесос, но и куда включать (а розетка на стене под ковриком, ее не видно). И ведь я ему никогда не показывала, не обращала его внимания! Однажды, сидя у телевизора, сказала ему: сейчас закончится, пойдем вместе спать на диванчик. Через минуту пошла его искать – глазам не верю! – лежит на диване. Сам забрался! С тех пор забирается и слезает сам. Но слишком уж самонадеяно – слезая, несколько раз падал. Кирюшка сам убирает на свою полочку игрушки с пола, правда, если его попросить. Но, с другой стороны, может притвориться таким непонимающим. Особенно, когда дело касается белья, которое он вытащил из шкафа и разбросал по полу. Или, не дай бог, оставить какую-нибудь тряпку на стуле или диване – все в мгновение летит на пол. И заставить его поднять это стоит больших усилий.

Кирюшка научился говорить «ай-те» (aitäh!). Это звучит у него как «т-те», при этом он не забывает поднять, как прежде, ручку наверх – «спасибо» (как бы гладя себя по голове, типа, молодец). А если что-то хочет (яблочко?), сам отвечает: «да», ужн не надо ему подсказывать.

Вот уже месяц не укачиваем. Засыпает в кровати. Днем еще сижу рядом, «придерживаю», а вечером оставляем одного, он поговорит-поговорит и засыпает через полчаса, а то и час. Здесь папа проявил твердость, я долго не могла заставить себя не мешать ему засыпать одному. Вот уже 2 дня мы на новом режиме: спит один раз в день, в час дня. И второй день без «ночки». Тяжело ему, не закрываются глаза без этой «ночки», но уж больно спать хочется!

Ровно в годик показали ему, как отвечать на вопрос, сколько ему лет. Тогда, в день рождения, показывал, а потом заупрямился – видно, надоели ему. Теперь показывает сразу на обеих ручках по пальчику. И очень при этом смущается.

10.04.85. Наконец-то вылез коренной зуб. Он начал набухать уже в 8,5 месяцев, а сейчас Кирюшке год и 1,5! Пять месяцев лез! Теперь их девять, зубов. Этот такой большой – с тремя острыми вершинками. Кирюшка все исследует его языком – наверное, натер, потому что берет язык двумя пальцами и тянет его наружу насколько возможно.

12.04.85. Два часа проторчали в поликлинике, никто не знал, что врачиха на больничном. Кирюшка извелся. Но прививку ( КДС, 3) все-таки нам сделали.

20.04.85. Кирюшка все больше «раскрепощается» — гуляет, руки засовывая в карманы комбинезона, а в коляске сидит – «нога-на-ногу»!

01.05.85. Три дня назад, в свой день рождения (год и 2) Кирюшка впервые ел сам. Творог. Папа решился. Но на полное самообслуживание пока не переходим, не готов еще Кирюшка к этому, хотя движения его все уверенней.

План месяца – избавиться от «ночки» — мы выполнили. И снова перешли на 2 дневных сна. Погода сонливая, не дождаться ему послеобеденного тихого часа. Уже в 11- пол-двенадцатого начинает капризничать, а если предложить поспать, бежит с радостью: «да-да-да!» (Кстати, научился говорить «нет» — трясет головой). Бежит к кровати и чмокает губами – значит, дай ему пустышку. Не дашь – в рев. И не успокоится, пока не получит. Но и отучать сейчас не время, надо, чтобы нагулялся, надышался, накупался – устанет, уснет и без нее. Но погода плохая, да и горлышко что-то у Кирюшки красное – не купаем.

За этот месяц Кирюшка научился плясать под музыку, а сейчас учится падать со стула, с велосипеда. Сам залезает на стулья, задирает ноги на свой «Гномик».

Учу его проситься на горшок. Пока бежим к туалету (там горшок), когда штаны уже мокрые. Но ничего, главное – понял!

24.06.85. Кирюшке год и 4 месяца. Через несколько дней он отправится в свое первое путешествие «по стране». На машинке, с дедом и бабой, папой и мамой, знакомиться с родней. Месяц острых ощущений – как он скажется на Кирюшке?

В первых числах мая после месячного перерыва вылезло сразу 3 зуба ( 2 коренных). А потом один за другим еще 4. Сейчас у Кирюшки 16 зубов. Может, поэтому он такой активный?! Постоянно куда-то лезет – то на стулья, то даже на стол (пришлось шведскую лесенку ставить), постоянно что-то просит, требует – и все нытьем! Сказать-то не может! Причем требует не что-нибудь, а вполне конкретное, на другое не соглашаясь. Если спеть песенку – мотает головой: нет, не эту! Пытается даже что-то напеть («та-та-та» и качается с ноги на ногу). Сказку рассказать? Начинаю перебирать: про репку? Про курочку рябу? И т.д., пока не скажет: да! Заберется на живот, усядется: «поехали!» Спрашиваю: на чем? На верблюде? Экскаваторе? Мотоцикле… Но чем не хочет, не поедет – в крик! А если угадаю, прыгает от радости, как на пружинах! Поехали. Очень не любит, если поем песни не из его репертуара – видно, голос не хорош! Хотя песни по телевизору и радио слушает радостно, пляшет даже. Во все ящики сунется, все ему надо. И все – до крика. Очень любит фотографии смотреть, нас узнает на самом мелком плане. Сам, никто не показывал. Книги читать – с удовольствием, но – с кем-нибудь. Сиди рядом, читай. Или, по крайней мере, отвечай: он тычет пальцем, спрашивает словно: что это? Даже, сидя в ящике с игрушками (вот, казалось, находка – пока все переберет!) – зовет к себе, делится впечатлениями от каждой игрушки. И каждую минуту надо к нему подходить.

В песочнице – беда. Столько чужих игрушек! Свои дает, почему же чужую нельзя? Хорошо, когда не отбирают. А если не дают? Беда. Уходить – опять слезы.

Порой кажется, сойдешь с ума.. Накричать бы, нашлепать.. Мы с папой «выходим из себя» по очереди. Со стороны-то виднее, вот и стыдим друг друга. Ведь на самом деле не капризнее Кирюшка стал. Растет. А у нас не хватает терпения! Хочется отдохнуть, своими делами заняться. А он требует внимания постоянно, ежеминутно. Разве что днем, пока спит, часа 1.5…

И капризничать у него есть с чего. За 2 месяца – 7 зубов. Прививку сделали – 2 укола, от кори и свинки. Обрезали ему пустышку – отучаем – опять неприятности, опять нытье. Е еще – перегрела его на солнце, температура 39, скорую вызывали ночью. Не спал 2 ночи подряд, горел, ночью «папу не признает», отучил его совсем ночью просыпаться. Все на мне..

Появились у Кирюшки новые слова: «ба-бах» (упало), «а, а» (качели), «а-ась — а» (раз-два). Вообще, считает часто – поднимаясь по лестнице (сам! Держится руками за решетку перил), качаясь на качелях и т.д. Часто переспрашивает: «а?» (у нас что ли такая привычка?). Но до настоящих слов, конечно, далеко. Скорей бы!

05.08.85 Год и 5 месяцев с небольшим. Дней 5 после Москвы Кирюшка был прямо-таки невменяемым: визжал по малейшему поводу, не поддавался ни на какие уговоры. Сначала пытались ему свою правду доказывать, объяснять, наказывать – только хуже. Стали отвлекать, «морочить голову».. помогло! В Таллине (3 дня были до этого в Тарту) почти совсем успокоился. А когда баба-с-дедом уехали, и мы остались втроем, то запросился в кровать и целый день провел в одиночестве, вынимали его только поесть и пописать. Бедный парень! Как ему хотелось ото всех отдохнуть. Сидел, сам с собой разговаривал, переваривал, «систематизировал» полученную информацию. Действительно, столько впечатлений!

Мы сначала все удивлялись, все ахали. Только теперь, в Салтыковке, поняли, что парень вырос, все понимает.

…Проехали в автобусе, вышли, идет впереди, гудит. Вдруг остановится, замрет, весь сжался – не сдвинуть с места! Постоял – опять идет, гудит. И опять – стоп! Что такое? А ведь это автобус останавливается на стоянках. Что тут непонятного?

..Сидит в кресле на улице. Рядом на столе – кошка. Он так и сяк, а она не реагирует. Дед кричит: а ты слезь, сорви травинку и покрути перед киской! – слез! сорвал! тычет ей в морду! А ведь никто не ожидал, у всех рты пораскрывались!

И через неделю удивляться перестали. И тому, что все прекрасно понимает; при нем о нем ничего не скажи – вставляет свои «реплики», его не проигнорируешь – вот он, он все слышит и видит. И тому, что все до мелочей помнит. Надо только постоянно при нем «присутствовать», даже, если тебя рядом не было, видеть и слышать все, что он видел и слышал. Чтобы знать, что он вспомнит, о чем тебе рассказывает. Ведь он требует «подтверждения», что его поняли, чтобы то слово произнесли, которое ему не выговорить и которое так надо сказать! И, если мы предварительно не подготовлены, не знаем, о чем речь, а только поддакиваем и ахаем – сердится, пыжится, топает ногами и обижается. И, наоборот, на каждое наше правильное слово – столько радости! Кирюшка, Кирюшка..

К многолюдию привык быстро. Знал, как кого зовут, с кем чем заниматься, от кого что требовать. С раннего утра сам разгуливал по Салтыковке, не оглядываясь на провожатого (обычно, деда), только, если поделиться впечатлениями. Народу было много, казалось, теперь людей бояться не будет. А дома опять шарахается от чужих. Правда, если к нему не пристают, то осмотрится и через некоторое время – все прошло. А вот самостоятельное гуляние надежно закрепил – за ручку не гуляет ни за что. Может один уйти очень далеко. Мои нервы не выдерживают раньше – бегу. Словом, кот, который гуляет сам по себе. Пока просто гуляем, не страшно. А вот, если куда идти надо – устраивает крик прямо поросячий! Раньше про таких детей думала: надо же, какой невоспитанный! Куда только родители смотрят. Вот так-то, мама..

А Кирюшка наконец-то научился говорить: «мма-мма-мма..»

Сентябрь 85 г. Полтора года. Научился говорить не только «мама», но и … «да-да!». Это значит: не надо! Глаза сузит, лицо злое, сам весь напряжен: «да-да!». И ни на какие уговоры не поддается. Садится, где сидел. И орет. Так стал по вечерам скандалить, что пришлось отказаться от соски: спать не хочет не только в 8, как раньше, но и в пол-десятого, кричит «да-да!», дерется, бегает по кровати, соску бросает. Вот мы и решили: мучиться, так с пользой. И пустышку «съела собачка».  Горько плакал только 1 день. На второй день уже трезво рассуждал на эту тему. Хотя ночью спросонья требовал, плакал. От пустышки отказался, но бзик остался, скандалит по-прежнему. Что делать, не знаем… Целый час морочим ему голову сказками, рассказываем ему, что ему сегодня приснится… и т.д. и т.п.

Учимся собирать пирамидки правильно – с большого до маленького. Хорошо различает эти понятия, знает, где правая рука, где левая, поворачивает руль велосипеда направо-налево. С увлечением играет с машинками, подолгу и со «знанием дела». В общем, растет. На улице или из окна, или на картинке – всюду узнает машины всех названий, всех типов – от цистерны до фургона до экскаваторов и маршрутных такси.

Стал проситься на горшок: «аа!», это если дела большие. А так ставим его ножками на рундук, ручки упрет в стену, только успевай штаны сдернуть! И сразу- еще капает – нагибается, чтобы воду спустить, потом крышку опустить. Да еще по голове себя погладит – молодец, значит.

Очень любит говорить, где чьи вещи. Глажу белье – носит мне с диванчика по одной: «мама», «папа» или «мм!» — и – пальчиком в себя, Кирюшино, значит. Говорю: сходи, принеси книжку, почитаешь на диване. Принесет, но на диван не садится. «Ну, что же ты, садись, читай». Мотает головой : «мама»! «Ну, ладно, уговорил, почитаю!» Несется на диван с книжкой, аж попискивает от удовольствия. Видит папину чашку: «папа»! Одевает резиновые сапожки: «баба»! (баба купила, значит). Играет с машинкой: «диззя»! (дед подарил). А уж если что-то хочет получить или сделать сам – палец об себя сломает – Кирюше!

Папа занят молотком и гвоздями. Кирюшку к гвоздям не пускает, собирает рассыпавшиеся гвозди в коробку. Кирюшка то с одного бока подойдет, то с другого. Наконец, папа теряет бдительность – молниеносный прорыв, хватает гвоздь и бросает в коробку. И тут же быстро гладит себя по голове: молодец!

Октябрь 85г. Год и 8.

Уехал в Тарту  с бабой и дедом. Ходит по комнате после очередного телефонного звонка, прикладывает к уху будильник: «ма-ма»!

Индикатор его хорошего настроения — поет песню, которую сам сочинил: «дисся — дисся – ба-ба-ба, дисся — дисся – ба-ба-ба!» А про маму спой? Подумал немного: «ма-а-ма» и .. дальше почему-то полушепотом: «па-па-па». И опять: «ма-а-ма …«па-па-па».

Пришли в гости к Анечке, рассказывают при нем, как он песни сочиняет, а он вдруг: «тётя-тётя, дя-дя-дя»!

Опять в Тарту. Утром босиком встает в промежуток между коврами на холодный пол. Баба объясняет: на пол — нельзя, пол холодный, встань на коврик. Послушно встает и переспрашивает, показывая на коврик: «мм?». Баба повторяет: вот, на коврике можно. Тогда опять встает на пол, переспрашивая: «мм?». Баба терпеливо повторяет: да, сюда нельзя.  Опять встает  на коврик: «мм?». И так бесконечно! Наконец, баба не выдерживает, хватает его подмышки, надо одевать.

Нравится снимать носки и бегать босиком. Баба не разрешает: «вот придет деда, тогда снимешь носки и сядешь ему на живот..» Очень любит кататься на деде. Вечером у окошка все глаза высмотрит. Наконец, деда приходит, Кирюшка даже не бежит целоваться – с разбегу плюхается у входа на пол и начинает лихорадочно сдергивать носки.

Хорошо усвоил имена : баба Ина, деда Славик, тетя Рита, тетя Люда. А Валера кто? Отвечат: папа. Но выговорить может только «Ина», хотя пытается выговорить всех.

Запачкался за столом. Ну что за хрюша такая! Мотает головой: нет, не хрюша. А кто? Показывает пальчики над головой и подпрыгивает на стуле. Зайчик? «Да-а»!

Очень хорошо, с выражением произносит «ауто», старательно вытягивает : «тё-о-о-тя», видно, что самому очень нравится. Дает: «на!» и просит «н-н-на», даже «ан-н-на», чисто по-эстонски.

Ноябрь 85г. Год и 9. Разлуке конец! Кирюшку привезли насовсем, со всеми вещами, бабой и дедом.

Вылез из машины у Котка. Замер, потом удивленно: «О-о-о!» Потом подумал секунду и уже восхищенно: «да-а!»

Очень любит играть в прятки, весь «испросится», вызывая на игру. Бежит за занавеску, издает призывные звуки («здись, здись»), потом выбегает, разводит руками: «тю?», словно ищет и не находит. Зовет: «дисся, а, дисся»? (Вообще, часто, если не отзываются, повторяет это «а»: баба-а-баба?). И все это так красноречиво, что незьзя не понять, что просит.

Вот уже несколько дней как не только старательно произносит каждое ему предложенное слово, но и составляет словосочетания: «баба, пи-пи, как-ка!», «баба, ам-ам!» или даже «баба, ам-ам от-это!» Чтобы папа покидал вверх: «папа, ап!» Чтобы деда сказку рассказал: «дисся, на-на-на!»

Как-то баба ему перед сном (днем) пообещала: спи, в 4 часа проснешься, пойдем гулять. Теперь (и днем и ночью) проснувшись, показывает на часы: «баба, тань (встань!)» и что-то вроде» «чи-ты-ти-та! (пойдем гулять!)»

Купили резиновые сапожки. Раньше перед каждой лужей обещали: вот купим.. Теперь подбегает к луже: «мм?» (можно, значит?) А когда разрешат, может бегать «взад-вперед», нагнув вперед голову и размахивая руками, бесконечно.

Игра «езда на деде» приобрела новые формы. Теперь Кирюшка с дедом договариваются между собой и загадывают загадки. «Мама!» — это означает, отгадай, на чем я поеду? И когда на третий раз «попадаем в точку» — страшно радуется!

Встретили на лестничной площадке одетого в военную форму: «дедя, ать-два!»

Боремся против его привычек его же методами: как сунет обе руки в рот (!), и мы все засовываем! Сразу вытаскивает и начинает выдергивать наши.

Если же за столом кто-то «задергается» под музыку или ведет себя неприлично, Кирюшка смотрит сердито, ругается по-своему: перестань! Знает, что надо сидеть за столом смирно.

Научился отвечать на вопрос «как зовут этого мальчика?» — «И-а», т.е. Кира.

Наконец-то назвал себя «Я». Хотя, в «трудную минуту» по-прежнему яростно тычет в себя пальцем. И только после напоминания говорит «я».

Смотрит в окошко: «здесь дом», «там дом»

 

Декабрь 1995. Год и 10.

Приходим домой с работы, звоним. Сидит в своей комнате, читает книжку и кричит оттуда: «кто там-м? кто там-м?»

Ищет маму, бегает по комнате: «мама, ау!»

Забрался на бабу, держась за шею, посмотрел вниз: «оп-па-а. Да-а!», т.е. молодец, высоко забрался.

5.12.85. Целый день «разговаривает, ходит по комнате, играет с игрушками, а сам: «кы-ля-дисся-ба-ко-ба-ка-ма».. Отвечает на все вопросы, рассказывает что-то, да с таким выражением!

10.12.85. Залезает под самый потолок по шведской лесенке и при этом приговаривает: «чи-чи, чи-чи». Оказывается, деда рассказывал ему про обезъянку Чи-чи. Кирюша, ты обезъянка? «Да, чи-чи!»

Слова: ось (лось), аис (аист), тум-ба, иди-ся (иди сюда), дя-дя тёпа (дядя Степа)

12.12.85. Утром кричит из кровати: «баба-ина-иди-ся» — уже целое предложение!

Спрашиваем: Кирюша, ты кто сегодня? Отвечает: «ось». Потом подумал немного и поправился: «ось бем-би».

Смотрим «Утреннюю почту» — очень понравилась песня, ходит попевает: «дом-ди-ди-дом-ди-ди-ля-ля-ля»

Запросился в туалет: «баба, пи-пи!». А как насчет «ка-ка?» Подумал немного, помотал головой: «опом!» (потом).

Слова: ак (рак), ыба (рыба),иса (лиса), оень(олень), ось бэмби (лось Бэмби), ука, ага (рука, нога).

Каждый день он «кто-то»: Кирюша, ты кто? «ак». «ось бэмби», «чи-чи».

14.12.85. Назвал себя: «ий-юсся»

Ночью замерзнет, зовет спросоня: «баба, н-как!» — никак одеяло не натянуть. Утром просыпается сухой: «баба! Не-пи-пи-не-пи-пи!»

Январь 1986

Знает «много» букв: а,к,м,о, узнает их в любом тексте. Когда считаем: 1,2,3,4 – добавляет: «и-пять!» Очень любит убирать со стола грязную посуду, вытирать стол тряпкой, принесет из туалета веник и совок, подметает. Вечером (да и днем!) не пойдет в постель, пока не уберет все игрушки из всех комнат в ящик. Если увидит разбросанные игрушки (перед сном), кричит: о! Днем наконец-то – сколько мы этого ждали! – засыпает сам. Только укроется с головой одеялом – и тихо.

А вечером, если все дома, особенно, деда – крики, мольбы, хитрости всякие. Ночью по-прежнему пьет из бутылочки – не выносит никаких уговоров, никаких заменителей – сразу истерика.

Днем молоко – ни в какую, а ночью может 3 раза просить. Если спросишь: любишь молоко? – Да! А когда же ты его пьешь? Отвечает: в четыре часа! Так и есть.

Если плохо ест за столом, начинаем «кормить зверушек»: зайчику, раку и т.д. – открывает рот с радостью, выразительно ждет и проглатывает все, что идет в рот.

20.01.86

— Просит  рассказать перед сном. Про что же, Кирюша? – спрашивает баба. Не раздумывая: «ауто»! Потом поправляет: «не, баба, ауто – диззя, баба – и-юсся!» (про машину – деда, а баба – про Кирюшу!)

— Попал волос в рот. Что такое? Объясняет, трогает волосы на голове: «это – там, опом (потом) — здесь», показывает на рот.

— Очень любит читать – и сам, и чтоб ему читали, рассказывали. Особенно про Мойдодыра. Может слушать и смотреть диафильм бесконечно. Утром, если заигрался и не хочет делать зарядку и умываться, стоит ему только напомнить Мойдодыра! Чувствуется, что многие стихи знает наизусть. Если бы мог только выговорить! Если остановиться на середине слова, фразы – доканчивает сам. И по созвучию и по размеру – продолжает начатый стих!

22.01.86.

— Прочитали книжку «Что такое хорошо и что такое плохо». Вечером обсуждаем. Скажи, Кирюша, вот если мальчик книжки рвет и бросает, это хорошо или плохо? Отвечает без запинки: «плохо!» А если все убирает и в ящик игрушки складывает? «Хорошо!» А если мальчик за столом все изо рта вытаскивает, на пол бросает и говорит «ка-ка»? Замолкает. Глаза опустил. И вдруг начинает медленно поднимать на меня свои хитрющие глаза, и рот его расплывается в улыбке! Чувствует, что про него, но вину свою не признает – ни «хорошо», ни «плохо» так и не сказал.

28.01.86.

Болеет, простудился, очень капризничает, перед сном криком кричит, зовет деда, чтобы сказки рассказывал. Баба предлагает свои услуги, а он категорично: «нет, диззя!» «А я?» – спрашивает баба. «А баба ди (иди) а-ботать!»

29.01.86.

Дала ему полистать «Жизнь животных». И вдруг: «это – аку-а, это – аясь, это – окнь!». Смотрю, действительно, акула, карась и окунь! Оказывается, папа ему вчера показал, а он сразу запомнил!

Февраль 1986

— Кушает. Деда «подкармливает» его фаршем. Сначала с удовольствием раскрывает рот, наконец выдает: «нет, диззя, оолный от!» (полный рот). Баба подсказывает: ты давай ему поменьше на ложечке, чуть-чуть. Дед уменьшил дозу, но Кирюха настаивает: «тють-тють, диззя!»

— Вызывали врача. Она пришла «не вовремя» – Кирюшка только проснулся, такой сонный, тепленький, а она к нему с ледяным стетоскопом… Все время, пока она не ушла, кричал: «тетя — кака», впервые применив этот эпитет к человеку.

— Сломал машинку. Баба собирается починить. «Нее баба, диззя с а-боты придет».

— Целый вечер играют с дедом в новую игру: птица летает? Да! А корова летает? Смеется. А собака мычит?

— Говорит: хочу пи-пи, а сам убегает от бабы, в туалет не идет. Баба сердится: ну, смотри, наделаешь в штаны, получишь ата-та, а я за тобой бегать не буду! И уходит на кухню. Через минуту является: «баба-а-баба, я пришел!»

— Баба с утра предупреждает: к деду сегодня нельзя, деда заболел. Кирюха переспрашивает: «Как Аня?» (Аня болела, говорили, к ней нельзя). Баба объясняет: у деда насморк, помнишь, как у тебя был? Кирюха добавляет: «как у мамы!»

— Уже не знаем, как усыплять его вечером! Решила взять огонь на себя: предупреждаю, что спою песню, а потом, мол, сам скажи маме: все, иди, мама! Не надеясь ни на что, пою минут 15 и замолкаю. Первый не выдерживает молчания Кирюшка: «иди, мама!»

— Не может как следует укрыться одеялом, зовет: «баба, н-как (никак), нога!» Баба переспрашивает: что нога? Дует на ногу и объясняет: «етер!»(ветер).

— Проснулся после дневного сна, увидел спящего деда: «диззя- это я – Ки-юсся!»

— Все утро поет песню: «Я на солнышке лежу..» Причем, это действительно песня с мелодией и словами! И при этом ведет себя, как певец на сцене – вытягивает шею, водит руками, на лице – такая важность!

— Знает наизусть все стишки, которые ему читаем. Стоит вставить свое слово или ошибиться, сразу возмущается: «не так!»

— Кричит из комнаты: «баба, иди, аги (помоги) айти (найти) киигу (книгу)!»

— Смотрит в окно: «там газик!» Баба переспрашивает: где? «вот там- далеко-далеко- где кран» — все это без остановок, одним предложением.

— Сидит с книжкой на диване. Папа пытается с ним поиграть. «папа- не надо – я читаю киигу!» И подумав немного, добавляет: «не толкайся!»

Март 1986

«Баба-иди-я очень какать-хочу!» (не «ка-ка», как прежде, а «какать»). Баба: «а ты будешь хорошо сидеть и какать»? «Не, бумагу рвать!» (туалетную)

— Увидел папины гантели: «Я – мужичок! .. Огоо! (не поднять) … Оки-паки! (ёлки-палки) … Тя-жоо-ая!»

— Выпил ночью бутылку молока и зовет бабу: «все ам-ам, тють-тють осталось мо-ока!»

— Папа: «сейчас я кого-то съем!» «Нее, иди ешь кашу!»

— «Баба, дай еще молока – там много!»

— Рассказываю при нем о нем, как он себя днем вел. Живо участвует в разговоре и переспрашивает: «а Кирюша? а баба что? а он?»

— Увидел на доме стаю галок: «Так много! Ди-даю (не знаю), что будут делать?»

— Увидел в углу перевязанный капроновым чулком веник, бежит к бабе: «Баба, что ты с веником сделала? Зачем чулок надела?»

— Просит взять его на руки: «Баба, на! Кирюшу!»

— Поет песню (сам слова сочинил):

«Диззя едет, ай-ай-яй!

Баба едет, ай-ай-яй!

Дядя едет, ай-ай-яй!

Тетя едет, ай-ай-яй!»

Я подсказываю: «Кирюша едет?» Он замолкает на немного, потом: «Нет, Кирюша хороший (не  ай-ай-яй)!» Потом опять поет ту же песню, а в конце добавляет (глядя в окно и не замечая моего присутствия): «мама едет, хоро-о-шая!»

Вообще, очень любит петь, перебирает какие-то слоги, слова, может целое утро фантазировать. Однажды, намного позже, я его спросила: помнишь, ты пел такую песню – «диззя-диззя-ба-ба-ба»? И вдруг: «да, это я пел в Тарту.. там тетя Рита, дядя Эм, тетя Люда..»

— Столько в нем упрямства! Не смог поставить тяжелую энциклопедию на полку, бросил на пол и стоит над ней, руки сзади сцепил. Я – и уговором, и строго – не поднимает и все! Дед подошел, уговаривал. Наконец, мы ушли, сказав, что играть с ним не будем, пока он не поднимет. И тут из-за закрытой двери слышу, как он вслух размышляет: «что делать? Мама ушла, диззя ушел». И ходит взад-вперед от окна к двери. Много прошло времени, пока он, услышав, что пришла баба (я говорю: ой, давай скорей уберем, а то баба увидит, расстроится), решился, наконец, и с моей помощью убрал. А однажды не захотел убирать перед дневным сном игрушки (вообще, убирает с удовольствием и очень аккуратно выставляет их в ряд на полках, но не в этот раз). Баба объясняет ему, что хорошо, что плохо, а он: «не буду, я — плохой». Тогда баба не выдерживает: «Если Кирюша хоть чуть-чуть любит бабу, он пойдет и уберет». А он: «А если нет?» Наконец, он уходит, долго повторяет вслух «полученный урок» про бабу, Кирюшу и любовь, и через некоторое время – все игрушки на полках.

— Целый день задает вопросы, рот не закрывается: это какая авто? Куда поехала? А это что? какая ки-га? Что вы тут делаете? Что ты там увидел? Баба, куда пошла? Что понесла? И даже: какая на улице погода?

— Стоят с дедом у окна и играют: чья машина едет? Заранее договорились, что Кирюшина – «Волга», диззина – «Жигули», бабина – «Москвич», мамина – грузовая. По гулу весь напрягается, сосредотачивается, а потом, когда увидит, лицо расплывается в улыбке: ба-абина!! И ни разу не ошибся! И это – с 9-го этажа! И тут вдруг едет фургончик «Продукты» — не задумываясь, смеется: паа-апина!

Апрель 1986

— Баба собирается с Кирюшкой на улицу. Уже почти оделись, а он начинает капризничать, убегать. «Ну, и оставайся один, а я ухожу гулять. Ухожу одна, а ты оставайся тут и делай, что хочешь! » — в сердцах восклицает баба. И вдруг: «ну что ты, баба, все ругаешься и ругаешься… уйду одна, уйду одна..»

— Утром просыпается, баба спит: «баба, пора вставать, одень Кирюшу, пойдем на кухню, баба сварит Кирюше компот!»

— Спускаемся с 3-го этажа пешком. Он привык, что на лифте: за поворотом – выходная дверь из подъезда. А здесь на каждом этаже спрашивает: «Мама, а где же дверка?» Но произносит непонятно: «терка», я не понимаю, не знаю, что ответить. Наконец, на 1-ом этаже обрадованно: «Мама! Вот же дверка!»

— «Мама, а куда дядя идет?» — «Домой, наверно» — «А на какой этаж?»

— «Мама, а это что за машина?» — «Жигули» — «Мама, это же Нива!»

— Дед придумал новую игру-загадки. Кирюшке очень понравилось, особенно, загадывать самому. «Папа, а кто это: вот такие ушки (показывает), такие ножки, хвостик и ест морковку?» Если папа долго не может угадать, то подсказывает. Придумывает самые разные – несуразные.

— Рассказывает про Тарту: «Там Кирюша родился, там тетя Люда, там – э-как его? – дядя Эм». Иногда вставляет: «ну, как там.. как там дальше было?»

— Очень долго играл вечером в своей комнате с книгами, игрушками. Наконец, пришел на кухню: «Все, баба, хочу есть и спать!» Сколько мы ждали этих слов! Страшно вспомнить!

— Баба одевает Кирюшу на улицу. Гулять хочет уже с утра, но вот одеваться… Наберет полные легкие воздуха и орет. Выдохнется, и опять по новой. Дед прибежал на крик: «Что случилось, Кирюша?» Сразу прекратил: «Это я просто так кричу».

— Гуляют, баба зовет домой. «Баба, иди домой, я буду один гулять». «Как же я тебя оставлю, ты же под машину попадешь!» Оглядывается с интересом: «Под какую?» Баба: «Под какую-нибудь. Вот поедет..» «Нет, я – мужичок!»

— Мама съела конфетку. Подходит, смотрит внимательно в рот: «Мама, что во рту?» Открываю, демонстрирую: «Ничего!» «А что так сильно пахнет?!» Поскольку конфеты – это «ка-ка», бессовестно вру: «Печенинку съела». «Нет, мама, конфетку!»

Май 1986

— Раньше все время говорил: «зачем? а зачем баба ушла? а зачем лежит?» А сегодня появилось новое слово: «а-почому?»

— Никак не засыпает. Баба: «Ну-ка, ложись, помолчи, послушай, как у бабы ноги гудят – так устала! Не слышишь? А ты прислушайся!» Долго лежит молча. И вдруг уже совсем сонным голосом: «Я видел один поезд … он тоже гудел, как бабины ноги…»

— Пьет чай за столом из стакана, вдруг потянулся за другим, ударил их друг об дружку и закричал: «Первое мая!!»

— Баба: «Хороший ты мой!» — Не, баба, я бываю чуть-чуть плохой!

— Дед привез из Тарту машину. На следующее утро Кирюха бежит к бабе с криком: баба!баба! скорее! Там машина, такая хорошая, такая чистая, колеса чистые, бампер чистый!!

— А у Кирюхи уже веснушки! А говорят, что они с 3-4 лет..

— В лесу. Баба: Кирюша, можно я босиком похожу? Кирюха критически оглядывает местность: Нельзя! Там колется, там ралки. Иди на дорогу, там можно!

— Баба: и где же наш дед? (задерживается). Кирюха: Деда работает, зарабатывает денежку, чтобы купить Кии-ю-ське машинку, хлеба и молока..

— На следующий день после посещения зоопарка смотрит книгу: Баба, да тут наши знакомые! Вот медведь, олень.. только слона не было!

— Баба шинковала капусту, весь стол в капусте. Кирюшка: Бабка-ты-бабка! Все соришь и соришь!

— «Дай мне паштету и чуть-чуть хлеба!»

— уже полчаса не усыпить, что только баба не придумывала! И вдруг: Баба, что ты мне голову морочишь?!

Июнь 1986

— Приходила тетя Лариса. Кирюха подарил ей (для маленькой Алены) бутылку  с соской. Мы с папой переехали в Кирюшкину комнату. И наконец-то Кирюшка спал всю ночь без бутылки. Или действительно повзрослел (мы весь вечер ему объясняли, что ночью бутылки не будет, сам отдал), или наш переезд так на него повлиял, или все вместе, но спал он хорошо, а просыпаясь, соску не просил. Наконец-то, а то баба наша совсем замучилась – несколько раз за ночь вставать!

— Увидел в буфете в тарелке конфеты. Стоит, смотрит и рассуждает: «Дизина ка-ка! Дизя-ты-дизя! Такой большой, больше, как папа! И почему он их любит?»

 

Июнь-июль 1986

— Одно яблоко и еще одно яблоко – сколько всего яблок? — Много!

— Одна девочка прошла 15 м, другая – 25. Какая из них шла быстрее? – Большая!

— Играет в телефон, звонит из Москвы маме: Мама, как дела? Нормально? (долго молчит, слушает) .. Ну, ты даешь!

— Кирюша, ты все марки машин знаешь? – Когда был маленький, не знал, теперь знаю все.

— В Москве. Сначала Салтыковка, потом – Павшино. Устал от переездов, ноет в переполненном автобусе: ну, поехали домой, ну поехали домой! Баба переспрашивает: домой, это куда? Растерялся, запутали совсем! Сердито: не знаю!!

— Баба, знаешь, что? – Не знаю. – Дай мне что-нибудь интересненькое! – Что именно? – Давай, подумаем вместе?

— К полочке прикручена машинка для заточки карандашей. Просит у бабы ее снять. Баба: да я же не могу, она прикручена крепко! Кирюшка ворчит: «Не могу-не могу- один я могу!»

— Баба целует Кирюку: ах, ты попа моя сладкая! И почему она такая сладкая! – А потому, что я вафли кушал!

— На пляже засыпает мои ноги песком, а палец все равно высовывается. Засыпал, похлопал ладошками и прижал крепко: «ну куда же ты денешься!»

— перед сном: а что такое кавалеристы? (это из песенки), а пулеметы? а почему мы спим?

Черные дни. Отправляем в садик. Он плачет там. Мы все – дома. Утром уговаривает: ну мама, ну не надо, я буду там скучать.. (слово это нашел сам, никто ему не говорил. Понедельник, вторник, среда.. В четверг все утро прокричал в ванной комнатке. Кто его туда поставил? Не помнит. Или не хочет вспоминать. На тему детского садика не говорит вообще, не отвечает, переводит разговор на другое. Один, весь синий от слез и холода, в ванной… Забрала. Заявление – до сентября.

— Теперь боится оставаться один. Раньше такого не было. Оставляли в машине, пока собираемся. Его там от руля оторвать нельзя было. Привели заплаканного девочки со двора. Не ложится спать один – ни в обед, ни вечером. Уговаривала, ругалась. Кричит: я боюсь, мне скучно, не уходи, я хочу, чтоб ты была здесь, не надо меня укладывать.  Ложусь спать вместе с ним. Делаю, все, что он просит, соглашаюсь со всем.. пусть успокоится..

 

Август 1986

— Папа! Найди белый мячик! – А где он? – А это такая загадка!

— Куда едем? – спрашиваем, сидя в машине. – В лес! – А что там будем делать? – Кушать!

— Папа переплетает книгу. Дед дал ему несколько ценных указаний. Через некоторое время подбегает Кирюха и с деловым видом тычет пальцем в книгу: здесь не так надо.. надо сделать дырочки юю здесь так, а здесь так.. Папа растерялся: а я как делаю?! – А ты наоборот!

— Баба, я пошел в большую комнату, а ты ложись, закрой глазки и отдыхай!

— Ищет свои новые сапожки : ну где мои нове сапожки? Кто знает, где мои новые сапожки …ну кто знает?

— Папа принес ведро с песком. Кирюха: ну ты папа даешь! Ой, не могу.. сейчас в обморот упаду!

— Вечером рассказывает мне сказку. – Я пошел в лес. Взял большое ружье. Там такие деревья.. темно. Там много страшных зверей: тигер, слон, волк, заяц и злой дядя. У него пистолет (откуда такое в его головке?!). Он взял спички, зажег дом, дом загорелся. (Тут он задумался, потом несколько раз повторил): не наш дом, чужой, не наш, чужой, чужой. Я его – пах! (дальше, в течение 2-х минут – только возгласы, махи, крики, чувства, в общем, воюет) .. И прямо в глаз! И он убежал. Вот!

— Увидел, что дед взял конфету: фу, гадость! Ну что ты все …конфеты, конфеты!

— Папа щекочет: мышки бегают по Кирюшке! Через смех вдруг  доносится: «это тебе не поле, а дом!»

— Я хочу поесть! – Ты же ел яйцо. – Яйцо уже вышло!

— Папа: сейчас запихну хулигана в холодильник! – Не надо, там – холодина!

— В самолете. Папа встает с кресла: я пойду, схожу.. – Папа! Ты куда пойдешь! Там – небо! И там – небо!

— Баба звонит из Таллина (мы в Москве). Кирюха: ты мне звони почаще. Я хочу с тобой много-много говорить!

— Запрятался в подушки – и сверху и сбоку, и что-то лепечет. Прислушалась: «чукча в чуме»

— Про кошку: у, какой звереныш! Не надо мне такого покупать!

Сентябрь 1986 – апрель 1987

Не садик, а наказание. Мало того, что там нет «мальчиковых игрушек» (2 сломанных грузовика), совсем нет (не положено, разорвут!) книг! Я сделала 4 книжки, обшила их картоном, отнесла в садик – даже спасибо не сказали. Только : а? хорошо!

Ему очень скучно. Дети как будто младше его. Даже разговаривать не умеют. Каждое утро – сказки до самых дверей, только, чтоб не расплакался. И начинается: — я там чужой.. я здесь никого не люблю.. ну прости меня, мама!

Столько слез и усилий – и вот результат – на 4-й день температура. И не просто температура. В октябре – ларингит (страшные дни пережили, его хотели в больницу забрать, не спали 2 ночи, кипятили воду – все стены отсырели), в январе – гайморит. А вот и календарь: сентябрь – 4 дня, ларингит, октябрь – весь месяц дома, ноябрь – 3 дня, декабрь – 3 дня, январь – 3 дня, гайморит, февраль – 2 дня.

Потом пошли «карантины». Дома окреп, гуляет, никаких насморков. Успокоился. Вечером сам засыпает. Очень любит играть на гитаре. Воображает перед «микрофоном», как заправский артист. Выучил песни Боярского. Очень любит Скляра. С замиранием смотрит «Утреннюю почту». После каждой песни спрашивает: это – последняя? И очень расстраивается, когда передача заканчивается. Когда поет сам, предупреждает: «это не последняя!»

Сочиняет стишки:

Мышки и кошки

Бегут по дорожке,

А машины – по тротуару

И задавлявывают людей!

— Тише, тише! Почему?

Потому что потому!

Кот, кот, кот, кот

Кошку за ухи ведет!

И, конечно, любит пофилософствовать:

— Орангутанг – зовут, а горилла – фамилия!

— что-то мне грустно стало..

 

Май 1987

— Увидел курящего дядю Костю, сморщился. Его спрашивают: а папа у тебя курит? – Нет.- А дед? – Нет. – А мам? – Ни в коем случае!

— Кричит. Баба: иди в коридор и там ори! Успокоился. Пришел к бабе: Хорошо, что ты меня на улицу не выгнала!

— Спрашивает маму: ты когда придешь с работы? И, получив ответ, добавляет: вот так и скажи начальнику!

— В музее природы – чучела: понравилось, только я хочу, чтобы они были живые

Июнь 1987

— Приходит с гулянья, заглядывает в комнату: может, дед уже меня прости?

— Ты со мной совсем не занимаешься!

— Не хочет одеваться: Не умею я одеваться! Как же так, спрашиваю, пойдем в садик, все умеют, один ты не умеешь! Что воспитательница скажет? – Ну вот и хорошо, уйдем с тобой обратно домой!

— После долгого карантина – опять в садик. Немного полегче, понравилась девочка. Даже не плакал. Но на 4-й день – насморк. На 5-й – ларингостеноз 2-й степени. 3 приступа за 45 минут, пока ехала скорая. 3 раза мог задохнуться. Через неделю – осложнение на суставы. На скорой ездили в больницу на прием.

— Коленки болят, стонет, не может повернуться. Я уговариваю лечь на живот: сунь ручки под подушку, легче будет. Затих на немного, и вдруг: ну, как же так, мама! Ручки – под подушкой, а нога все равно болит!

— Стал очень вредничать. Все делает наоборот. После болезни всегда очень капризный, пока больной – прощается. Постоянно крадет бабины очки и украдкой надевает их на нас. Знает, что нельзя. При чьем-то появлении прячет за спину.

— Стали находить его за креслом, с детским стетоскопом в зубах – курит!!

— Баба! У меня желудок заболел даже! – Почему? – Наверно потому, что ты такие вещи мне говоришь! (Баба сказала разобрать игрушки, а что сломано — выбросить)

Июль 1987

Мы в отпуске в Москве, втроем: мама, папа и Кирюха.

— Поет громко. И вдруг: сделай потише! Ну, не видишь разве, здесь (показывает у уха) у телевизора ручка?

— Мама, а почему ты не надеваешь красивое платье, сережки, бусы (я – в дачно-спортивном)? – А ты хочешь, чтобы я так оделась? – Да, я люблю, когда ты красивая! (Думала, папа надоумил, нет, он сам)

— Советуюсь с папой (вся «красивая»): может на каблуках босоножки не надевать? А то ноги устанут. Кирюшка встревает: Неетушки, мама! У тебя же все красивое – и платье, и сережки, значит, и босоножки надевай красивые!

— Тетя Галя взяла его с собой в гости к соседям. Предупредила: ничего руками не трогать, не просить. Там машинок много, но с ними не играют, они стоят, как в музее (коллекция). Вошел в комнату, только руками развел: «Хосспади! Боже мой!» А, уходя, задумался: «Знаете, что? Вы ведь будете убирать, в шкафах пыль вытирать и все машинки вытаскивать? Тогда позвоните мне, и я приду, ладно?»

— В отпуске без мамы с папой засыпает только с бабой: как же я без мамы усну? Я все про нее думаю и думаю? Баба объясняет, что и мама скачает и думает о нем. Он слушал, слушал, наконец, вздохнул: Ну, ладно, но я все равно буду о маме думать!

— увидел, как мужичок накинул корове на рога веревку и повел: смотри, как машинку сломанную на буксире.. сейчас из нее молоко давить будут!

 

Август-сентябрь 1987

— Ты о чем с дядей разговаривал? – как это о чем? (удивленно разводит руки – неужели непонятно?) – у него аквариум, у меня – аквариум!

— Жужжит. На чем едешь? – На мотоцикле, на старой Яве. Потом его продам, куплю Иж с коляской. – А кому продажь? – А, Максимке..

— Мама – эстонка, а я – наш! (объясняли,  объясняли..) «Играет» все время с эстонцами в футбол, хоккей. Просит спеть, сказать по-эстонски.

— Закопался под одеяла в кровати, вместо того, чтобы спать после обеда. Играл и так и заснул. Баба пришла его перекладывать, он бормочет сквозь сон: «Это ничего, что я в самолете?»

— Баба утром печет блины, Кирюшка вертится рядом. Иди зубы чистить! – Не могу, у меня слюньки текут!

Октябрь 1987

— Положили спать. Через полчаса – топ-топ в туалет и закрылся. Кирюша, ты не спишь еще? Помолчал, потом из-за двери обиженно: Почему ты так строго со мной разговариваешь? Что я тебе плохого сделал?

— Рассказывает: «Об этом началась война». Поправляю: наверное, при этом? – Какая разница? Об этом, при этом..

— Баба жалуется, что не дает капать в нос капли. Сажаю, как ни в чем не бывало, на колени, беру пипетку и при этом вслух удивляюсь – ну не может такого быть, Кирюшка у нас такой смелый и т.д. Слушает, открыв рот, не сопротивляется. Потом спрашиваю: а почему же ты бабе отказал? – Так разве можно мне с первого раза верить? – и хитро улыбается..

— Вообще, у него хорошее чувство юмора. Например, вырывается (опять эти капли!), не дается, а когда понимает, что уже уговорили, перестает орать и, жмурясь от капель, вдруг поет: раз! два, горе не беда! Унывать не надо никогда! (это с новой пластинки)

— Просыпается после дневного сна и кричит из-за двери: Эй, вы, песики! Я проснулся!

— Выбегает из кухни с недоеденным блином в руках – к телевизору (услышал что-то интересное). Ты чего это выскочил, надо на кухне есть! – Сам не знаю, что это со мной случилось? (а глаза хитрющие и косят на телевизор)

— Предложили ему ночью не кричать, не звать, а при нужде встать самому, включить ночник, сделать дело в горшок и лечь тихо спать. В ту же ночь – полный порядок! С тех пор ночью не просыпается больше. А утром тихо, на цыпочках идет в туалет. Потом берет свое одеяло, подушку, Сим-Сима и стучится в дверь к бабе-с-дедом.

— Очень любит сидеть с книгами, пересказывает по картинкам, сочиняет сам разные истории. Сейчас это про войну и пиратов. Заканчивает рассказ: так и прошел день об этом.. ну, это книжка так называется – «об-этом»

— Любит слушать пластинки. Песенки детские или сказку музыкальную. Песни запоминает слово в слово. И подпевает обязательно. Это очень хорошее средство, чтобы успокоить его после шумных «пиратских войн»

— Но самое любимое занятие – петь и танцевать под магнитофон. Танцует до пота – и бегает и прыгает, и брейк на полу – все движения из кинороликов, по финскому TV насмотрелся. А если с гитарой, да еще на уши наушники напялить – поет «по-английски»

Ноябрь 1987

— Были у логопеда на проверке. Вел себя очень достойно. Удивил доктора очень связной и рассудительной для его возраста речью. Вместо того, чтобы коротко ответить на вопрос, Кирюха пускался в длинные объяснения. Дефектов особых не обнаружено. Попросили прийти через год. Если не научится говорить «р» и «л», будут заниматься.

— Спрашивает у папы: Ну, когда будем играть? – Поем, и будем, отвечает папа. Кирюша бежит на кухню, к бабе: Баба, баба, положи папе поменьше, только второе, а то он будет очень долго кушать.

— Игра в пиратов и бандитов принимает ужасающие размеры. В доме стоит дым столбом, крики и песни.

— Кирюха проявляет слишком большой интерес к женскому – к одежде, украшениям, каблукам. Раньше его «героиней» была Рита – ее пираты резали, жарили, а он ее спасал. Теперь по финам идет многосерийный «Тарзан», и Кирюха превратился в .. Джен! И теперь он постоянно всех поправляет, если его называют зайчиком, мангустиком или песиком, или, не дай бог – ребенком, что он – женщина, он – Джен! И не принимает никаких возражений и объяснений!

— К тому же появились «стычки с улицей». Его воспитывают правильно, а на улице мальчишки ведут себя не так, как учили его. И при том, что с теми рядом их бабушки и мамы..

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.